Василий Шукшин. Печки-лавочки


В санаторий.
Да вот,
Казимирыч, помоги советом:
хочет
детишек взять, Иван-то,
а мы
-- против,
-- обратилась к умному Казимирычу
Акулина Ивановна,
теща Ивана.
-- У меня
сердце
загодя мрет
-- шибко
уж
маленькие дети-то! А он их потащит. На кой же черт?
-- Зачем? -- спросил Казимирыч Ивана.
-- Чего "зачем"? -- не понял тот.
-- Детей-то?
-- Позагорать... Море посмотреть.
-- Ты в своем уме?
За столом замерли. Все смотрели на Казимирыча.
-- А что? -- спросил Иван.
-- Ты хочешь оставить там детей?
-- То есть?
-- То
есть
у
них там
сразу откроется дизентерия...
Если
еще не по
дороге. Папа... ничего умнее не придумал?
-- Да?
-- Да, -- спокойно сказал Казимирыч.
Всем сразу стало как-то легко. Даже весело.
-- Вот, Ванька!.. А ведь говорили ему! Говорили! Нет, уперся, дубина!..
Спасибо, Лев Казимирыч!
-- Не за что.
-- Выпьете, Лев Казимирыч? Махонькую...
-- Нет, спасибо. Нельзя.
-- Махонькую!
-- Нельзя. Спасибо.
-- Лев Казимирыч! -- полез к
старичку с дальнего конца стола мужичок с
золотыми зубами. --
А
вот скажите
мне на
милость:
если намешать
алой с
тройным одеколоном...
-- Да не лезь ты со своим
тройным одеколоном! Если уж хочешь знать, то
я
тебе
скажу: "Красный
мак"
лучше. Лев Ка­зимирыч,
у меня к
вам другой
вопрос: вот, допустим, у вас засорился жиклер...
--
Так,
--
сказал
Лев
Казимирыч,
склонив
набочок
го­ловку.
--
Засорился. Прекратилась подача топлива в цилинд­ры. Ну?
-- А мотор работает!
-- Мотор не работает.
-- Работает!
-- Значит, жиклер не засорился.
-- Нет, засорился: идет натуральная стрельба.
-- Значит, засорился, но не совсем. Логика.
-- Споем, Лев Казимирыч?!
В дальнем конце стола, где мужичок с
золотыми зубами, услышали "споем"
и запели:
А сброшу кольца, сброшу серьги.
В шумный город жить пойду... --
запела здоровенная курносая девица и скосила... опасный, как ей, должно
быть, теперь казалось, глаз на молодого со­седа.
Там назову себя цыганкой,
Себя цыганкой назову.
Раз я сидела и мечтала
Да у открытого окна;
А чернобровая, в лохмотьях,
Ко мне цыганка подошла...
Опасный
глаз не
встревожил молодого соседа. Он о чем-то
задумался...
Потом потянулся к мужику, у которого жик­лер засорился, а мотор работает.
-- А дело в том, -- сказал он, -- что это не жиклер засо­рился! Понял?!
-- А что же?
-- Поршни подработались. Кольца. Ты давно их смотрел?
-- Я их никогда не смотрел.
-- Смени кольца!
А горят свечи восковые;
Гроб черным бархатом обшит.
А в том гробу лежит девчонка --
Да и она крепко, крепко спит.
Прислушались было
к песне, но... петь вместе
не умели, а чего
же так
сидеть слушать? -- не на концерт же пришли.
А на коленях перед гробом
Стоит изменник молодой...
--
Зина!
А
Зин!
--
едва
остановили
крупную
девушку.
--
Давай
каку-нибудь, каку все знают.
Давай, голубушка, а
то
уж
ты шибко
страшно
как-то -- гроб...
--
Эх-х!..
--
Сосед
Льва
Казимирыча,
рослый
мужик, се­рьезный
и
мрачноватый, положил на стол ладонь-лопату;
Лев Казимирыч вздрогнул. -- Лев
Казимирыч, давай что-ни­будь революционное! А?
--
Спойте
хорошую
русскую
песню, --
посоветовал Лев
Казимирыч. --
"Рябинушку", что ли.
И запели "Рябинушку".
И славно вышло... Песня даже вышагнула из дома и
не
испортила задумчивый,
хороший
ве­чер
--
поплыла
в
улицу,
достигла ..далее 




Все страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

На главную страницу

Жизнь в датах | Генеалогия | Энциклопедия | Публикации | Фотоархив | Сочинения | Сростки | Жалобная книга | Ссылки



Hosted by uCoz