Василий Шукшин. Печки-лавочки


Нюра привстала и сказала:
-- Я доярка, товарищи. Свою норму тоже выполняю.
-- Даже перевыполняет, -- продолжал Иван.
-- На сколько
про`центов?! -- опять выкрикнул веселый молодой человек,
очень волосатый и не злой.
--
Проце`нтов,
-- поправил Иван.
--
Нюся, на сколько
процентов,
я
забыл?
Нюра опять привстала.
-- На тридцать-сорок.
--
На
тридцать-сорок, -- сказал Иван. --
Вот
гляжу на
вас, молодой
человек, -- тоже весело и не зло продолжал Иван,
глядя на гривастого парня,
-- и вспомнил
из молодос­ти один случай. Я
его
расскажу.
Была
у
меня в
молодости
кобыла... Я на
ней копны возил. И
вот
у
этой кобылы, звали ее
Селедка,
у
Селедки,
стало
быть,
--
Иван
наладился
на
этакую
дурашливо-сказочную манеру, малость даже стал подвы­вать, -- была невиданной
красоты грива. А бригадиром у нас был Гришка
Коноплев, по
прозвищу
Дятел,
потому
что
он ходил всегда с палочкой
и все время этой
палочкой себя
по
голенищу стукал, и
вот этот самый Дятел приезжает раз
в бригаду и говорит:
"Ванька, веди сюда свою Селедку, мы ей гриву обкорнаем.
Я видел в кино, как
сделано у коня товари­ща маршала на параде". Привел я Селедку, и мы овечьими
ножницами лишили ее гривы. Стало как у коня товарища маршала.
Но что делает
моя Селедка? Она отказывается
на­девать хомут. Брыкается, не дается... Хоть
ты что с ней делай. Уж сам Дятел пробовал надевать -- ни в какую! Кусается и
задом норовит
накинуть...
Что
делать? А
был у
нас
в деревне дед
Кузя,
колдун.
Мы
--
к
нему.
Он нам
и
говорит:
"Отпусти­те
ее на
волю
на
недельку... Пусть
она
одна побудет,
привы­кнет
без
гривы-то. На кой, --
говорит, --
черт
вы
ей гриву-то отхватили, оглоеды?" Вот, товарищи, какой
случай был. Те­перь насчет...
-- Почему
кобылу
звали
Селедкой? -- спросили из зала
весело.
Опять
гривастый спросил.
-- Почему Селедкой-то? А --
худая. Худая, как селедка. Там только одна
грива и была-то.
Засмеялись.
И профессор тоже невольно засмеялся. И покачал голо­вой.
Нюра наклонилась к нему, спросила:
-- Ну, как -- ничего?
--
Ничего,
--
сказал
профессор. --
Хитер
мужик твой
Иван. Хорошо
выступает.
Нюра была польщена.
-- Он умеет, когда надо...
-- Иван, -- спросил профессор Сергей Федорыч, когда
ехали
в машине из
университета оба профессора, Иван и Нюра, -- скажи, пожалуйста, зачем ты про
кобылу-то расска­зывал? Про Селедку-то...
Лысый профессор громко засмеялся.
Иван улыбнулся...
-- Да
повеселить маленько людей. Меня еще дед мой учил: как где трудно
придется, Ванька, прикидывайся дурач­ком. С дурачка спрос невелик.
-- А тебе что, трудно пришлось?
-- Да
не то чтоб уж трудно... Я же не знал, что они улы­баться начнут.
А что, плохая история? С кобылой-то.
--
Славная история, Иван! -- воскликнул лысый профес­сор. --
Славная.
Жалко -- про Вавилон еще не поговорили.
-- Про какой Вавилон? -- спросил Иван.
-- Про город. Есть, видишь ли, люди, которым очень не нравится город...
-- Не город, -- поправил профессор Сергей Федорыч,
-- а
Вавилон. Надо
быть точным, даже если... передергиваешь карты.
-- Вавилон, -- согласился лысый профессор.
И перевел Ивану: -- Вавилон
-- это большой-большой город. И вот есть люди...
--
Большой-большой
недостроенный
город,












--
опять
уточнил
Сергей
Федорыч.
--
Да.
Так ..далее 




Все страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

На главную страницу

Жизнь в датах | Генеалогия | Энциклопедия | Публикации | Фотоархив | Сочинения | Сростки | Жалобная книга | Ссылки



Hosted by uCoz