рейтинговые платья, продам рейтинговое платье для бальных танцев.
     Shuckshin.narod.ru / Генеалогия / Голоса предков

II
ГОЛОСА ПРЕДКОВ


В статье В. М. Шукшина «Только это не будет экономическая статья» читаем:

«Облака поредели, видно землю. Я смотрю вниз и думаю уже о том, как наши предки шли вот по этим местам. Шли годами, останавливались зимовать, выходили замуж по дороге, рожали.

До чего упорный народ!.. Как они по два-три года добирались до мест своих поселений! Впрочем, наверное, это становилось образом жизни — в пути. У меня отец Макар, я где-то прочитал, что Макар — это путевой». (В. М. Шукшин. «Нравственность есть правда» — М.: Сов. Россия, 1979., страница 45).

В. М. Шукшин пытался найти те земли, откуда они вышли. Не успел.

Существенный вклад в разрешение данного вопроса сделан Василием Фёдоровичем Гришаевым в умной книге «Шукшин. Сростки. Пикет». (Барнаул. Алтайское книжное издательство, 1994 г.).

Над родословной работают научные сотрудники музея из с. Сростки Докучаева А. Е. (ныне на пенсии) и Калугина Л. И. Не меньшую ценность представляют сведения, полученные «по прямой линии, из первых уст», кроме дат жизни имеем возможность услышать воспоминания о характере человека, его внешнем виде, о взаимоотношениях родственников, о социально-политической обстановке в обществе.

Троюродный брат В. М. Шукшина Василий Георгиевич Попов рассказывал Василию Фёдоровичу Гришаеву и писал мне, что Поповы вышли из Самарской губернии Бузулукского уезда, деревню называл В. Ф. Гришаеву Толкаевка, мне — Колтаевка.

Энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона даёт такую справку: «Бузулукский уезд в восточной части Самарской губернии. Первоначальное население крепости состоит из яицких казаков и уфимских инородцев.»

В 1775 году генерал Мансуров отбил от неё Пугачёва (не исключена возможность прямого участия на той или другой стороне предков Василия Макаровича. Сохранились воспоминания, когда Василий Макарович Шукшин, глядя на осанку своего двоюродного брата Козлова Геннадия Ивановича, восклицал: «Чем ни Пугачёв!»).

В 1781 году Бузулук стал уездным городом Уфимского наместничества, в 1785 году истреблён пожаром.

В 1804 году Бузулук оставлен штатным городом Оренбургской губернии, а в 1851 году переведён в Самарскую губернию. Население в 1891 — 13289 человек. В. Ф. Гришаев в раздумье заключает: «Кто знает, может, откуда-то из тех мест и Шукшины? Может, они и проторили дорогу трём братьям Поповым — Сергею, Степану и Никите в Сростки».

Но не только им — братьям, а также их отцу Фёдору Семёновичу и двоюродным дядям Ивану Семёновичу и Фотею Семёновичу. Похоже, Шукшины-Поповы вышли из одного географического гнезда. Не исключено, что они были близки до выхода в Сибирь. Даже «освоение» новых земель, поиски новой родины идёт по одному сценарию. Главы семейств рано выделяют одного из сыновей, чаще всего того, у которого детей поменьше и в путь-дорожку.

Прочно утвердилось после публикаций Гришаева В. Ф., что к алтайской землице Шукшины приросли в 1867 году, а Поповы тридцатью годами позже, в 1897.

Прапрадед Василия Макаровича Шукшина Павел Шукшин из России привёз семнадцатилетнего Семёна, пятнадцатилетнего Прохора, десятилетнего Павла и четырёхлетнего Семёна (второго).

Однако имеют место любопытные анкетные записи у Семёна 1-го и у его сына Андрея: год выхода в Сибирь и год поселения тот и другой называют 1878, губерния выхода первая — Самарская, последняя — Томская.

Попов Семён (прапрадед Василия Макаровича Шукшина) отличался большей предприимчивостью или жил покрепче: среднего сына Ивана Семёновича (1847, 1852 года рождения) благословит из Самарской сразу в Томскую. Это произойдёт (данные анкеты) в 1890 году. У него семья небольшая — 3 человека: он, жена Дарья и дочь Мария.

Кстати, в его единственной анкете запись — «мещанин».

С. И. Ожегов в «Словаре русского языка» на странице 342 данное слово трактует: «В царской России: лица городского сословья, состоявшегося из мелких торговцев и ремесленников, низших служащих и т. п.» Каково было его занятие, торговал или был служащим?

Одного из внуков Никиту от Фёдора Семёновича (прадеда В. М. Шукшина) отправят в Тургайскую область (в наши дни это на территории Казахстана). Никита Фёдорович запишет в анкете: год поселения — 1897, губерния выхода первая — Самарская, последняя — Тургайская область. Его родной брат Степан Фёдорович (1874 года рождения) год выхода и поселения назовёт 1890, а губерния выхода первая — Самарская, последняя — Оренбургская.

Учитывая, что Бузулук в 1851 году был отнесён к Самарской губернии, анкетные записи заставляют думать, что Степан Фёдорович как и его дядя Иван Семёнович и брат Никита Фёдорович не просто переселялись, а искали место надолго, на века для себя и потомков.

Павел Павлович и Мавра Ильинична невест для своих взрослых сыновей выбирали не в Сростках, а в соседнем селе Талица, что на левом берегу Катуни. Почему? Возможно, это объясняется землячеством, но каким? Вдруг фамилии жён сыновей: Иванова Аксинья Александровна — жена Михаила Павловича; Федюхина Арина Семёновна — жена Игнатия Павловича и, наконец, Блинова Анна Кузьминична — жена Леонтия Павловича — помогут в уточнении губернии, откуда вышли Шукшины.

Чёрные смерчи исторических событий России не миновали род Шукшиных-Поповых: войны в царские времена и при Советской власти, революции, репрессии, войны нашего времени.

Ярким событием многоголосого рода окажется первенец Шукшиных Макара Леонтьевича и Марии Сергеевны — Василий Макарович.

Это произойдёт в 1929 году, 25 июля, в сенокосную пору, на рассвете. Одному Богу было ведомо, что появившийся на свет младенец принесёт Славу не только родному селу, но и всей России.

Одарённость от природы объясняется многими причинами, но прежде всего генами, заложенными в родителях и предках. Материалы родословной убеждают, что в роду есть те из тысяч, которые пробуют писать. «Чтобы один стал писателем», — читаем у Шукшина «Нравственность есть правда» — М.: Сов. Россия, 1979).

Василий Макарович Шукшин: «Редко кому завидую, а завидую моим далёким предкам их упорству, силе огромной… Я бы сегодня не знал, куда деваться с такой силищей. Представляю, с каким трудом проделали они этот путь — с Севера Руси, с Волги, с Дона на Алтай. Я только представляю, а они его прошли.

И если бы не наша теперь осторожность насчёт красивости, я бы позволил себе сказать, что склоняюсь перед их памятью, благодарю их самым дорогим словом, какое только удалось сберечь у сердца: они обрели — себе и нам, и после нас — прекрасную родину. Красота её, ясность её поднебесная — редкая на земле… Я сказал „ясность поднебесная“, но и поднебесная, и земная, распахнутая, — ясность пашни и ясность людей, которых люблю и помню…

…Я запомнил образ жизни русского крестьянства, нравственный уклад этой жизни, больше того, у меня с годами окрепло убеждение, что он, этот уклад, прекрасен, начиная с языка, с жилья.„ (“Нравственность есть правда». Москва, «Советская Россия», 1979 г., стр.106—107)

предыдущий текст | к оглавлению | далее


На главную страницу

Жизнь в датах | Генеалогия | Энциклопедия | Публикации | Фотоархив | Сочинения | Сростки | Жалобная книга | Ссылки



Hosted by uCoz