Василий Шукшин. Печки-лавочки


Хотите,
я
приведу проводника,
он объяснит вам? А ему
я покажу документы. Хотите, вам
по­кажу?..
-- Не нужны мне ваши документы. И ходить никуда не надо. И
я никуда не
пойду -- не мое дело. А поживиться здесь не удастся, заранее говорю.
-- Нет, я все-таки схожу. А то этак мы всю дорогу и
будем
подозревать
друг друга...
Профессор вышел.
-- Вань, -- встревожилась Нюра, -- не зря мы человека-то обидели?
Иван молчал. Ему тоже сомнение вкралось в душу.
-- А, Вань?
-- А
я откуда знаю? -- взорвался Иван. -- Иди разбери их... Откуда он,
пуд
золота-то?
--
Иван
пнул
профессорский
чемодан.
--
Может,
кокнул
кого-нибудь в тайге -- вот и...
-- Да шибко уж не похожий.
-- А тот был похожий?
--
Господи, Господи,
-- только
и сказала Нюра.
--
Прав­да,
трудно
понять людей.
Вошли профессор с проводником. Проводник ухмыля­ется.
-- Ты чего это тут бдительность развел?
-- спросил он.
-- Это товарищ
Степанов, профессор, из
Москвы... Тебе уж те­перь на каждом шагу будут воры
казаться. Некрасиво, обидел товарища...
-- Насчет
обиды --
это не надо,
-- попросил
профес­сор. --
Никакой
обиды.
-- Ну как же?:.
-- Никакой обиды! Хорошо, что все объяснилось.
--
Давай тут... не очень! -- счел нужным еще сказать про­водник Ивану.
-- Какой же он вор! Хоть немного-то разби­райся в людях.
-- Ты
много
разобрался в
том
конструкторе...
которого
без
билета
посадил?
--
обиделся
Иван на нравоучения лакеистого
кондуктора. -- Бегал
тут... икру метал. Еще ухмыля­ется!
--
Ну-ка! --
прикрикнул
проводник.
--
Давай-ка,
приве­ди
себя
в
порядок!
Не
очень
тут!..
Не
дома
на
печке.
Устраи­вайтесь,
товарищ
профессор.
-- Я устроюсь. Хорошо.
-- Если он будет тут чего-нибудь
фордыбачить,
скажите
мне... Мы
его
живо приструним. Мы ему...
--
Да
идите вы
к
дьяволу!
-- вскричал вдруг профессор. --
Чего вы
пристали к человеку?!
Проводник опешил. Молчал.
-- Извините, пожалуйста! -- сказал профессор.
--
Спаси­бо. Мы
теперь
сами разберемся. Идите.
-- Ну, давайте, -- сказал проводник. -- Ничего. -- И ушел.
-- Фу-ты, дьявольщина какая! Нехорошо как...
-- Товарищ профессор, вы уж простите нас ради Бога, -- сказала Нюра. --
Обознались мы...
-- Да
что вы!.. За что? Я, старый дурак, поперся к провод­нику... Надо
было самим разобраться.
Иван, опозоренный, молчал, насупив брови.
-- Попроси прощения! -- строго велела Нюра. -- Язык-то не отсохнет.
-- Та-а... -- Иван сморщился. -- В этом, что ли, дело?
-- Забудем все недоразумения! --
решительно сказал
про­фессор. -- Нам
же далеко ехать!.. С какой стати мы испортим себе дорогу? Иван!..
А поезд опять подходил к станции.
И опять перронная кутерьма... Приехали. Уезжают.
В вагон, где ехали Иван, Нюра и профессор, садилась
большая гитаристая
группа студентов -- юноши и девушки, большинство -- девушки.
Поезд тонко закричал...
Иван
с профессором пригубили-таки
из высокой бутыл­ки дорогого
вина.
Профессор
-- с
блокнотом в руках -- экза­менует Ивана на предмет
владения
родным языком.
Настро­ение
у
них
хорошее;
Иван относится
к
"экзамену"
довольно серьезно; Нюра -- больше на подсказках.
-- Просто -- ударить. Он ударил -- я ударила -- кто-то ударил...
-- Вломил, -- начинает Иван.
-- Так.
-- Жогнул.
-- Жогнул?
-- Ну -- жогнул. Рраз! -- жогнул.
-- Ага. Хорошо. Еще?
-- Тяпнул.
-- Да. Еще?
-- Матерно можно?
-- Нет, это не надо.
-- А там много вообще-то...
-- Нет, лучше не надо. Кроме того, здесь женщина. ..далее 




Все страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

На главную страницу

Жизнь в датах | Генеалогия | Энциклопедия | Публикации | Фотоархив | Сочинения | Сростки | Жалобная книга | Ссылки



Hosted by uCoz