Василий Шукшин. Рассказы


ма­ленько
заполошный был... А хлеб-то -- рясный-рясный!.. А
погляди-ко в углу-то кто?
Кто там?
-- Где, Степан?
-- Да
вон!..
-- Старик приподнялся на локте, каким-то жутким взглядом
смотрел
в угол избы -- в передний. --
Вон же она,
-- сказал он, -- вон...
Сидит, гундосая.
Егор пришел вечером...
На
кровати
лежал
старик,
заострив
кверху
белый нос.
Старуха тихо
плакала у его изголовья...
Егор снял шапку, подумал немного и перекрестился на икону.
-- Да, -- сказал он, -- чуял он ее.
OCR: 2001 Электронная библиотека Алексея Снежинского

Маленькая девочка, ее звали Верочка,
тяжело
заболела.
Папа ее, Федор
Кузьмич,
мужчина в годах, лишился сна и покоя. Это был его поздний ребенок,
последний теперь,
он
без
памяти любил девочку.
Такая была
игрунья,
все
играла
с папой, с рук не слезала, когда он бывал дома, теребила его волосы,
хотела надеть на свой носик-кнопку папины оч­ки... И вот -- заболела. Друзья
Федора
Кузьмича --
у
него
бы­ли
влиятельные друзья, --
видя
его горе,
нагнали к нему
до­мой
докторов...
Но
там и один участковый все
понимал:
воспаление легких, лечение
одно --
уколы. И такую махонь­кую --
кололи
и
кололи. Когда приходила
медсестра,
Федор
Кузьмич
уходил
куда-нибудь
из
квартиры, на лестничную площадку, да
еще спускался
этажа на
два
вниз
по
лестни­це,
и там пережидал. Курил.
Потом
приходил,
когда
девочка уже не
плакала, лежала --
слабенькая,
горячая...
Смотрела на него. У Федора
все
каменело в груди. Он
бы и плакал, если б умел,
если бы вышли слезы. Но они
стояли
где-то в гор­ле,
не выходили.
От беспомощности
и
горя он
тяжело
обидел жену, мать девочки: упрекнул, что та недосмотрела за дитем. "Тряпками
больше занята, а не ребенком, -- сказал он ей
на кухне, как камни-валуны на
стол
бросил. -- Все шкафы свои набивают,
торопятся". Жена -- в
слезы... И
те­перь,
если и не
ругались, -- нелегко было бы теперь ругать­ся, -- то
и
помощи и утешения не искали друг у друга, стра­дали каждый в одиночку.
Врач
приходил каждый
день.
И вот он
сказал, что насту­пил тот самый
момент, когда... Ну, словом, все маленькие силы девочки восстали на болезнь,
и
если
бы
как-нибудь
ей еще
и
помочь,
поднять бы
как-нибудь ее
дух,
устремить ее
волю
к какой-нибудь
радостной
цели впереди,
она бы ско­рей
поправилась.
Нет,
она
и
так
поправится,
но
еще
лучше,
если
пусть
бессознательно,
но
очень-очень
захочет
сама
ско­рей
выздороветь. Федор
Кузьмич присел перед кроваткой дочери.
-- Доченька, чего бы ты вот так хотела бы?.. Ну-ка, поду­май. Я все-все
сделаю. Сам не смогу, попрошу волшебника, у меня есть знакомый волшебник, он
все может. Хочешь,
я наряжу тебе елочку?
Помнишь, какая у нас была славная
елочка? С огоньками!..
Девочкина
ручка шевельнулась
на
одеяле, она
поверну­ла
ее ладошкой
кверху, горсткой, -- так она делала, когда справедливо возражала.
-- Еечка зе зимой бывает-то.
--
Да, да, -- поспешно
закивал седеющей головой па­па. --
Я забыл. А
хошь,
сходим
с тобой, ..далее 




Все страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212

На главную страницу

Жизнь в датах | Генеалогия | Энциклопедия | Публикации | Фотоархив | Сочинения | Сростки | Жалобная книга | Ссылки



Hosted by uCoz