Василий Шукшин. Рассказы


Тихо,
тихо, --
успокаивал
Николай
Григорьевич
горя­чих
селян.
Странно,
он
становился
здесь
неким
хозяином --
на манер
какого-нибудь
вербовщика-работодателя
в толпе
ищущих.
-- Спокойно,
мужики, --
говорил
Николай Гри­горьевич, -- мы же не на базаре. Меня теперь интересует: сколько
над уровнем моря твое село? -- это вопрос к тому, в чьем селе дом-пятистенок
стоит дешевле.
Тот не знал. И
никто не знал, сколько над уровнем моря
их
деревни
и
села.
-- А зачем это?
--
Это
очень
важно,
--
пояснил
Николай
Григорьевич.
--
Для
сердечно-сосудистой системы необходимо.
Если место
немного возвышенное
--
тоже нельзя: сразу скажется нехватка кислорода.
-- Не замечали, -- признавались мужики.
Но
это --
так, это
Николай Григорьевич подпускал для пущей важности.
Больше говорили про цены
на постройки, на продукты, есть ли река
в деревне
или, может,
озеро, да­леко или близко лес...
Потом переходили на людей
--
какие
люди
хорошие
в
деревне:
приветливые, спокойные,
не
во­руют,
не
кляузничают.
И
тут
--
незаметно для себя -- начи­нали слегка врать
друг
другу.
Это
как-то само
собой
случа­лось,
никто
не
преследовал никакой
посторонней цели: один кто-нибудь начинал про своих людей, и уж
тут
другие
не могли
тоже умолчать, тоже рассказывали,
но так, чтобы получалось, что у
них -- лучше.
--
А у
нас...
обрати внимание: у
нас, если баба пошла по
воду, она
никогда
дом не запирает --
зачем?
Приткнет
дверь палочкой,
и все: сроду
никто не зайдет. Уж на что цыганы -- у нас их полно -- и то не зайдут: мы их
так приучили.
-- Да кого!.. Вы вот возьмите: у нас один вор есть...
-- Вор?!
-- Вор! Мы все про него знаем, что он вор, он уже раз пять сидел за это
дело. А у нас одна заслуженная учительни­ца живет, орден имеет... И этот вор
натурально пришел
к
ней и говорит: "Пусти
пожить недели
две". А он у нее
учил­ся
когда-то... в первом классе,
что ли. Он вообще-то дет­домовский, а
она, видно, работала
там. Да. "Пусти,
-- гово­рит,
-- пару недель пожить,
пока не определюсь куда-ни­будь".
-- Пустила?
-- Пустила! Ну, думаем, и обчистит же он ее!.. Жалели да­же старушку.
-- Дело в том, что у них такой закон есть: где живешь, там не воруй.
-- Да, да.
-- Не обчистил?
-- Не! Ни-ни, ни волоска не взял. Сдержался.
-- Нет, это уж такой закон. Вот если
бы взял...
если
бы он ее все же
обокрал, ему бы там свои за это дело...
-- Ни-чего не взял!
-- Это странно
все
же... Плевали они на эти
законы!
За­кон.
У меня
прошлый год стожок сена увезли, змеи ползу­чие...
-- Ну-у это такие, что ли! Это уж...
наш брат кто-нибудь, свои. На кой
ему черт сено, урке?
Смеялись.
Вспоминали
еще
случаи...
Курили
и курили
без
конца
--
накурено бывало так, что глаза слезились. А время, слава богу, шло: глядишь,
и
подойдет час ехать.
Ждать на вокзале --
это не самое милое из того, что
нам при­ходится делать.
-- А я как-то еду из района, --
встревал в минуту затишья какой-нибудь
расторопный, -- гляжу, стоит бабка... ну, лет так восемьдесят -- восемьдесят
пять. Подняла
руку,
я оста­новился.
"До
Красного,
сынок".
До
Красного
шестьдесят пять километров. "Платить-то, --
говорю, -- есть чем?" -- "Есть,
ми-лай, есть". ..далее 




Все страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212

На главную страницу

Жизнь в датах | Генеалогия | Энциклопедия | Публикации | Фотоархив | Сочинения | Сростки | Жалобная книга | Ссылки



Hosted by uCoz