Василий Шукшин. Рассказы


-- А они недовольны, что тебе придется некоторое время у них жить.
-- А что тут такого, я никак не пойму? Ну, пожил бы пару недель...
--
Нет,
вот
они такие
люди,
что
недовольны. Прямо
не
говорят, а
недовольны, видно. Как туг быть?
-- Я бы спросил: "Вам што, не глянется, што я пока по­живу у вас?"
--
А
они: "Да нет,
Иван, что ты! Пожалуйста, располагай­ся!" А
сами
недовольны, ты это прекрасно понимаешь. Как быть?
-- Не знаю. А как там написано? -- Пронька кивнул на сценарий.
--
Да
тут...
иначе.
Ну
а
притвориться
бы ты
смог?
Ну-ка
давай
попробуем?
Они плохие люди, черт с
ними, но тебе действительно негде жить.
Не ехать же обратно в деревню. Давай с самого начала. Помни только...
Зазвонил телефон. Режиссер взял трубку
-- Ну... ну... Да
почему?!
Я
же
говорил!.. Я показывал, ка­кие!
А,
черт!..
Сейчас
спущусь. Иду. Проня, подожди пять минут. Там у нас путаница
вышла...
-- Не слушаются? -- поинтересовался Пронька.
-- Кого? Меня?
-- Но.
Режиссер засмеялся.
-- Да нет, ничего... Я скоро. -- Режиссер вышел.
Пронька закурил.
Вбежала красивая женщина с портфелем. На ходу спро­сила:
-- Ну, как у вас?
-- Никак.
-- Что?
-- Не выходит. Там другой написан.
-- Режиссер просил подождать?
-- Ага.
--
Значит,
подождите. -- Женщина порылась в стопке
сценариев,
взяла
один... -- Может,
вам сценарий пока дать почитать? Почитайте пока.
Вот тут
закладочка -- ваш эпизод.
Она сунула Проньке сценарий, а сама
с другим убежала. И никакого у нее
интереса
к Проньке
больше не
было.
И
во­обще
Проньке
стало
почему-то
тоскливо. Представилось, как приедет
завтра утром к
станции битком набитый
поезд, как побегут все через площадь -- занимать места в автобу­сах... А его
не будет там, и
он не заорет весело на бегу: "Давай, бабка,
кочегарь, а то
на
буфере
поедешь!" И не
мелькнут потом среди
деревьев первые
избы
его
деревни. Не пахнет кизячным дымом... Не встретит
мать на пороге при­вычным:
"Приехал.
Как
она
там?" И
не ответит
он, как
при­вык отвечать: "Все
в
порядке". -- "Ну, слава Богу".
Он положил сценарий на
стол, взял толстый цветной карандаш и на чистом
листке бумаги крупно написал:
"Не выйдет у нас.
Лагутин Прокопий".
И ушел.
OCR: 2001 Электронная библиотека Алексея Снежинского

Приехал в отпуск в село Борис Яковлев... Ему
-- под со­рок, но семьи в
городе
нету,
была
семья,
но
чего-то
разла­дилось,
теперь
--
никого.
Вообще-то
догадывались,
почему
у него -- ни
семьи,
никого:
у
Яковлева
скверный характер. Еще по
тем временам, когда
он жил
в селе
и
работал в
кол­хозе, помнили: вечно он с каким-то
насмешливым огоньком в глазах, вечно
подоспеет с ехидным словом... Все
присмат­ривается
к людям, но
не
идет с
вопросом или просто с от­крытым словом, а все как-то
-- со стороны норовит,
сбоку:
сощурит
глаза
и
смотрит,
как
будто
поджидает,
когда
человек
неосторожно или глупо скажет, тогда он
подлетит, как ястреб, и клюнет. Он и
походил на ястреба: легкий, поджа­рый, всегда настороженный и недобрый.
У
него
тут
родня
большая: мать
с
отцом еще
живые...
Со­брались,
гульнули. ..далее 




Все страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212

На главную страницу

Жизнь в датах | Генеалогия | Энциклопедия | Публикации | Фотоархив | Сочинения | Сростки | Жалобная книга | Ссылки



Hosted by uCoz