Василий Шукшин. Рассказы


которая
помогала
ему
всю
жизнь.
Не­доброжелатели
говорили
про
его
улыбку:
"Улыбочка-выруча­лочка". Обаятельная, простецкая -- весь
человек тут как он
есть.
--
План планом, а силенок
хватит и на большее. Если не секретничать
перед вами,
то
в ближайшем будущем дума­ем слегка перевалить за сто десять
--
сто пятнадцать. Думаем
тут
"схимичить"
кое-что:
продлить
линию,
не
стопоря ее. Да. Расчеты есть, люди горячие, в бой рвутся -- одолеем.
Поснимался немного за
столом, прошли в цех --
там поснимались. Только
там Николай Иваныч больше с
рабочими и с мастерами
говорил. Потом и совсем
"сбагрил" коррес­пондентов главному инженеру, пришел опять в кабинет.
-- Звонил Дмитрий Васильевич. Я сказала: в цехах.
-- Соедините.
Разговор
с Дмитрием Васильевичем
получился
хороший. На
душе
совсем
повеселело.
Первый поток посетителей и звонков схлынул.
-- Верочка!
-- Да, Николай Иваныч?
-- Меня пока нет. В цехе.
-- Хорошо.
Николай Иваныч достал ночное письмо, повертел
в
ру­ках,
подумал... и
сунул обратно в карман. Стал писать другое.
"Иван Семеныч!
Здорово,
старик!
Вспомнил
вот,
решил написать!
Как
жив-здоров? Как работенка? Редко мы что-то пишем друг другу, ленимся, черти!
У меня все нормально. Кручусь, верчусь... То я голову кому-то мою, то мне --
так и идет. Скучать некогда. В общем, не унываю. Куда думаешь двинуть летом?
Напиши,
может, скооперирумся! Была
у ме­ня
мысль:
поехать нам с
тобой в
деревню
нашу, да ведь... как
говорят: не
привязанный,
а визжишь. Жены-то
бунт
подни­мут.
А
деревня
частенько
снится.
Давай,
слушай,
махнем
ку­да-нибудь вместе? Только не в Гагры, ну их к черту. На Волгу куда-нибудь?
Ты прозондируй свою половину,
я свою: соблазним их кострами,
рыбалкой, еще
чем-нибудь. Остано­вимся
где-нибудь в
деревушке на берегу, снимем хатку...
А? Давай, старик? Ей-Богу, нескучно будет. Подумай. На­строй у
меня боевой,
дела двигаются, дети
растут. В общем, железно, как у меня
главный говорит.
Не хандри, дыши носом!
Пиши на завод -- лучше.
Обнимаю. Твой Николай".
-- Верочка!
-- Да, Николай Иваныч!
-- Я у себя.
-- Хорошо.
И
опять пошло: "Я
не разрешаю!.." "Пожалуйста!
При­ветствую,
только
приветствую!"
"А
вот
тут
надо
подумать.
Тут
с
кондачка
не
решишь.
Посоветуемся".
...Вечером
Николай
Иваныч, пока
готовился
ужин,
пере­читал в своей
комнате
оба
письма. Перечитал и долго-долго сидел молча. Потом бросил
оба
письма в стол и громко сказал:
-- А черт его знает -- как?
-- Что ты? -- спросила жена.
-- Да так... я с собой. Как ужин?
-- Сейчас будет готов. Ты ничем не расстроен?
-- Нет, все в порядке. Подай газеты, пожалуйста.
OCR: 2001 Электронная библиотека Алексея Снежинского

Дождь, дождь, дождь... Мелкий, назойливый,
с легким шумом сеял
день и
ночь.
Избы,
дома,
деревья
--
все
намокло.
Сквозь
ровный
шорох дождя
слышалось,
только,
как
всплескивала,
журчала
и
булькала
вода.
Порой
проглядывало со­лнышко, освещало падающую
сетку дождя и опять закутыва­лось
в лохматые тучи.
...По
грязной
издавленной дороге двигалась одинокая по­возка.
Рослая
гнедая лошадь устала, глубоко
проваливала бо­ками,
но время от времени еще ..далее 




Все страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212

На главную страницу

Жизнь в датах | Генеалогия | Энциклопедия | Публикации | Фотоархив | Сочинения | Сростки | Жалобная книга | Ссылки



Hosted by uCoz