Василий Шукшин. Рассказы


-- Петька, домой. Ну ее к черту, эту Москву, эту
шумиху!" Приезжаем, накладываем дровец в камин...
-- А что, никого больше нет?
-- Прислуги-то? Полно! Я люблю сам! Сам накладываю дровец,
поджигаю...
Славно!
Знаете, иногда думаешь: "Дана кой черт мне все эти почести, ордена,
персоналки?.. Жил бы вот так вот в деревне, топил бы печку".
Усталый собеседник тихо, недоверчиво посмеялся.
-- Что,
не
верите? --
негромко
воскликнул
Семен
Ива­нович,
тоже,
наверно, улыбаясь. -- Я вам точно говорю: бросил бы, все бросил бы!
-- Что же не бросаете?
-- Ну... Все это не так просто, как кажется. А кто позво­лит?
-- То-то и оно, -- вздохнул собеседник. -- Я тоже, зна­ете...
--
Наоборот, предлагают повышение. Ну, думаю, нет:
у меня от этих дел
голова кругом. Спасибо.
-- Сейчас, наверно, на этом совещании были, в связи с... Я что-то такое
краем уха...
-- Нет, я по другим делам. Там у нас хватает... А как же, и отдыхаете у
себя в деревне? И летом?
-- Почти всегда. Уезжаю к отцу -- рыбачим...
-- Нет, я в санаториях.
-- Где? В Кисловодске?
-- И в Кисловодске.
-- В основном корпусе?
-- Нет, у нас там свой корпус есть.
-- Где?
-- Не доезжая Кисловодска.
-- Где же? Я там все окрестности излазил.
Семен Иваныч посмеялся.
-- Нет, тот корпус вы не знаете. Его с дороги не видно.
Помолчали.
-- За забором, -- пояснил Семен Иваныч.
-- А-а...
-- неопределенно
как-то сказал усталый собе­седник. И опять
замолчал.
Семена Иваныча это молчание как будто обеспокоило.
--
Скучновато
только,
честно говоря, --
продолжал он. --
Ну буфет:
шампанское, фрукты, пятое-десятое... Не в этом же дело! Надоедает же.
--
Конечно,
-- опять очень неопределенно сказал уста­лый. -- Я ничего
не имею... Фильмы демонстрируют?
--
Ну!.. Но мы
знаете, что
делаем?
Мы
эти
обычные
ман­кируем,
а
собираемся одни мужчины, заказываем
какой-нибудь такой... с голяшками... Не
уважаете? -- Семен Иваныч неуверенно посмеялся. -- Интересно вообще-то!
Собеседник никак не откликнулся на это. Молчал.
-- А? -- спросил Семен Иванович встревоженно.
-- Что? -- сказал собеседник.
-- Не уважаете с голяшками?
-- Да я их... это... я их мало видел.
-- Ну что вы! Это, знаете,
зрелище! Выйдет такая... черт
ее... вот уж
она виляет, вот
виляет, своим этим... Любопыт­но. Нет, это зрелище, чего ни
говорите.
-- Совсем голые?
-- Совсем!
-- А как же... разве у нас снимают такие фильмы?
Семен Иваныч без опаски, с удовольствием засмеялся.
-- Это ж не наши. Это оттуда.
-- А-а, -- сказал собеседник. -- Там -- да... Конечно.
-- Нет, умеют, умеют, черти. Ничего не
скажешь. Но, знаете, что я
вам
про все это скажу: красиво!
-- Я ничего! -- испуганно сказал собеседник.
-- Но в душе, наверно, осудили меня.
-- Я? Да почему!..
-- Осудили, осудили. Не осуждайте. Не торопитесь.
Не за­видуйте Семену
Иванычу...
Вы
же
не видите,
как Семен Иваныч потом
за
столом буквально
засыпает. Сидишь, изу­чаешь дело... С вами можно откровенно?
-- Да зачем? -- торопливо, без всякой усталости сказал собеседник. -- Я
прекрасно понимаю. Мне самому прихо­дится...
--
О,
разумеется!
Разумеется,
вам
тоже
приходится
не­досыпать,
недоедать...
Ах
мы,
бедненькие!
А потом отвер­немся
и
пальцем покажем:
генерал, пузо отвесил. Вы виде­ли у меня пузо?
-- Да нет, почему?! -- собеседник явно растерялся. -- Я
как раз ничего
не имел... Дело же не в этом...
-- А в чем? -- жестко спросил Семен Иваныч.
-- Ну как?..
-- Как?
--
Не в том дело, кто генерал, кто не генерал. Все мы, в конце концов,
одно дело делаем.
-- Да что вы говорите! Смотрите-ка, я и не знал. Неуже­ли все?
Собеседник молчал.
-- А? -- переспросил Семен Иваныч. Непонятно, почему он рассердился.
Собеседник молчал.
-- Что, молчим? Тоже молчим?
--
Слушайте!..
--
собеседник, чувствовалось,
привстал.
--
В
чем,
собственно, дело? Что вы против меня имеете?
-- Да упаси боже! -- моментально искренне откликнулся
Семен Иваныч. --
Ничегошеньки я не имею. Просто спро­сил.
Я думал, что вы что-то против меня
имеете. Ничего?
--
Ничего,
конечно.
Вообще-то,
пора
спать.
Сколько
сей­час?
Приблизительно?
-- Приблизительно-то?.. Эх, оставил свои со
светящим­ся циферблатом...
Приблизительно часа два.
-- Да, пожалуй. Надо, пожалуй, соснуть. Да?
-- Да, конечно. Я еще выпил сегодня малость... Проща­лись с товарищами.
Да, спим.
И сразу замолчали. И больше не говорили.
Мишка не знал, как
подумать: кто внизу? Голос
порази­тельно похож
на ..далее 




Все страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212

На главную страницу

Жизнь в датах | Генеалогия | Энциклопедия | Публикации | Фотоархив | Сочинения | Сростки | Жалобная книга | Ссылки



Hosted by uCoz