Василий Шукшин. Рассказы


полынью и дамом. Он вздохнул.
Недалеко от Леньки, под откосом, сидела на бревне бело­курая девушка
с
раскрытой книжкой на коленях. Она тоже смотрела на рабочих.
Наблюдать
за ними
было очень
интересно.
На платформе орудуют ломами
двое
крепких парней
-- спускают бревна по
слегам; трое
внизу под откосом
принимают их и закатывают в штабеля.
--
И-их,
р-раз!
И-ищ-що... оп! --
раздается
в вечернем
воздухе, и
слышится
торопливо шелестящий шорох сосновой
коры и глухой стук дерева
по
земле. Громадные бревна,
устремляясь вниз, прыгают с
удивительной, грозной
легкостью.
Вдруг
одно суковатое бревно скользнуло концом по сле­гам, развернулось
и
запрыгало
с
откоса
прямо
на
девушку.
В
тишине, наступившей
сразу,
несколько мгновений лишь слышно было,
как
бежит по
шлаку бревно. С
колен
девушки
упала
книжка,
а
сама
она...
сидит.
Что-то
противное,
теплое
захлестнуло Леньке горло... Он
увидел недалеко от себя лом.
Не помня себя,
подскочил к нему, схватил,
в два прыжка пересек путь бревну и
всадил лом в
землю.
Уперся ногами
в сыпучий
шлак, а руками крепко
сжал
верхний конец
лома.
Бревно ударилось о лом. Леньку отшвырнуло
метра на три, он упал. Но
и
бревно остановилось.
Лом
попался
граненый
--
у
Леньки
на
ладони,
между
большим
и
указательным пальцами, лопнула кожа.
К нему подбежали. Первой подбежала девушка.
Ленька сидел на
земле,
нелепо
выставив
раненую
руку, и
смотрел на
девушку.
То ли от радости,
то
ли от пережитого страха -- должно
быть, от
того и от другого -- хотелось заплакать.
Девушка разорвала
косынку и стала заматывать раненую ладонь, осторожно
касаясь ее мягкими теплыми пальцами.
-- Какой
же вы
молодец! Милый... -- говорила она и смотрела на Леньку
ласково, точно
гладила
по
лицу ладош­кой.
Удивительные
у
нее глаза
--
большие, темные, до того темные, что даже блестят.
Леньке сделалось стыдно. Он поднялся. И не знал, что теперь делать.
Рабочие похвалили его за смекалку и стали расходиться.
-- Йодом руку-то надо, -- посоветовал один.
Девушка взяла Леньку за локоть.
-- Пойдемте к нам...
Ленька не раздумывая пошел.
Шли рядом.
Девушка
что-то говорила.
Ленька
не пони­мал что.
Он
не
смотрел на нее.
Дома
Тамара (так
звали девушку)
стала
громко рассказы­вать, как все
случилось.
Ее мать, очень
толстая,
еще
молодая
женщина
с красивы­ми губами
и
родинкой на левом виске, равнодушно разгля­дывала Леньку и устало улыбалась.
И говорила:
-- Молодец, молодец!
Она как-то
неприятно произносила это
"молодец"
-- не­громко, в
нос,
растягивая "е".
У Леньки отнялся язык (у
него очень часто отнимался язык), и он ничего
путного за
весь вечер не
сказал. Он мол­чал, глупо улыбался и никак не мог
посмотреть в глаза ни
ма­тери, ни
дочери. И все
время
старался
устроить
куда-нибудь
свои большие руки. И еще старался не очень опускать
голо­ву --
чтобы взгляд не получался исподлобья. Он имел привы­чку опускать голову.
Сели пить чай с малиновым вареньем.
Мать стала рассказывать дочери,
какие
она видела сегод­ня ..далее 




Все страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212

На главную страницу

Жизнь в датах | Генеалогия | Энциклопедия | Публикации | Фотоархив | Сочинения | Сростки | Жалобная книга | Ссылки



Hosted by uCoz