Василий Шукшин. Рассказы


он мне
все три лицом -- запомнил? Запомнил, го­ворю. Следи!..
Раз-раз-раз -- перекидывает их. Я слежу, где туз бубей. Какая, спрашивает? Я
зажал пальцем... Перевора­чиваем --
туз
бубей.
Выиграл. Они
мне еще дали
выиграть раза три-четыре... Ну, и все: к вечеру и
аккордеон мой, и ча­сы, и
деньги --
как
корова
языком слизнула. Все проиграл.
Попытался было силой
отбить, но их там много оказалось. Так и явился домой с пустыми
руками. Вот
как, Филипп,
за­раза-то всякая
начинается --
незаметно. Ведь они
же
мне
сперва
дали
выиграть,
потом уж
только
чистить-то начали.
Ведь
мне все
отыграться хотелось, все
надеялся... Вот и отыг­рался. Водка, она действует
тем же
методом: я тебя сперва ублажу, убаюкаю, а потом уж возьмусь за тебя.
Так что смот­ри, Филипп, -- не прогадай.
-- Мне не восемнадцать лет.
-- А
она
анкетные
данные не
спрашивает! Ей все равно... Работник ты
хороший, с
семьей у
тебя пока все благополуч­но... Просто мы предупреждаем
тебя. Не
ходи
ты
к
этому Са­не!
Он, может, хороший человек, но
смотри,
сколько на не­го баб жалуется!..
-- Дуры, -- опять сказал Филя.
-- Ну, задолбил, как дятел: дуры, дуры. Твоя Нюра -- ду­ра, что ли?
-- И моя дура. Чего заполошничать?
-- Да то, что ей семью разрушать не хочется!
-- Никто ее не разрушает. Сама бегает разрушает.
-- Ну, смотри.
Мы тебя предупредили.
А этого твоего Са­ню
мы
просто
выселим из деревни, и все... Он дождется.
-- Не имеете права -- больной человек.
--
Найдем
право! Больной...
Больной, значит,
не пей.
Иди
работай,
Филипп.
-- Вызывали?
--
спросил вечером Саня, нервно подраги­вая веком левого
глаза.
--
Вызывали, -- Филе
было
стыдно за жену, за
председа­теля,
за все
правление в целом.
-- Не велели ходить?
-- Та-а... што я, ребенок, што ли!
--
Да,
да,
--
согласился
Саня.
--
Конечно,
--
и веко
его
все
подергивалось. Он смотрел на далекие горы. С таким выражением смотрел, точно
ждал, что
оттуда -- вспять --
взойдет
солнце. Оно там заходило. -- Ночью,
часу в двена­дцатом, соловьи поют. Ах, дьяволята!.. выкомаривают. Друг перед
другом, что ли?
-- Самок заманивают, -- пояснил Филя.
-- Красиво заманивают. Красиво. Люди так не умеют. Лю­ди -- сильные.
"Это ты-то -- сильный?" -- думал Филя.
-- Уважаю сильных людей, -- продолжал Саня.
-- В дет­стве меня колотил
один
парнишка
--
сильней меня
был.
Мне отец
посоветовал: потренируйся,
поподнимай
что-нибудь
тяжелое
--
через
месяц
поколотишь
его.
Я
стал
поднимать
ось
от
вагонетки.
Три
дня
поподнимал
--
надорвался.
Пупок
развязался.
-- А ты бы взял -- раз послабей -- гирьку, привязал бы ее на ремешок да
гирькой бы его по башке. Я тоже смирный был, маленький-то, ну один извязался
тоже, проходу не да­ет. Я его гирькой от часов разок угостил -- отстал.
Саня
пьянел.
Взор
его
туманился...
Покидал
далекие
си­ние
горы,
наблюдал речку, дорогу, дикий кустик малины под плетнем. Теплел,
становился
радостным.
--
Хорошо,
Филипп.
Мне
--
пятьдесят
два,
двенадцать
откинем
--
несознательные -- сорок...
Сорок раз
видел
вес­ну, сорок раз!..
И только
теперь понимаю:
хорошо. Раньше все ..далее 




Все страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212

На главную страницу

Жизнь в датах | Генеалогия | Энциклопедия | Публикации | Фотоархив | Сочинения | Сростки | Жалобная книга | Ссылки



Hosted by uCoz