Василий Шукшин. Рассказы


с
припухлыми,
чуть
вывернутыми
губами,
хоть
тоже шумли­вая, но
добрая и
доверчивая, как овца.
Она-то и
родила Ан­тона. Из-за
нее-то и
нервничали. Казалось бы, чего уж те­перь-то
нервничать: знали же,
ждали
же... Нет, как привезли человечка, тут они все
разнервничались -- на то они и Ху­дяковы, крикуны, особенно отец.
-- Ну,
х-орошо, ну,
л-л-л... это... ладно, -- кричал отец, -- если он
не хочет прийти, то х-оть скажи: кто он?!
Алевтина
плакала,
но
не
говорила,
упорно
не
говорила...
Николай
Иванович из
себя
выходил,
метался
по
комнате.
Лариса Сергеевна --
это
странно, но никто как-то на это не обращал внимания,
что это странно, -- не
кричала,
а
спо­койно налаживала
кроватку,
распоряжалась насчет
пеленок,
распашонок... Она,
как видно, свое
откричала
раньше.
Кос­тя...
У Кости,
брата, было сложное чувство. Младенец взвол­новал его, обрадовал, но досада,
стыд и злость
на сестру гу­били радость. Он тоже хотел бы знать, кто же это
такой ловкий, что и ребенка смастерил, и глаз казать не хочет?
-- Подожди ты, не кричи, -- сказал он отцу, -- чего кри­ком достигнешь?
-- Достигали!
--
закричал и на него отец.
-- Вы всего дос­тигаете!..
Вон вы чего достигаете -- в подолах приносить. Радуйтесь теперь!..
-- Ну и... все. Чего кричать-то? Чего изменишь-то кри­ком?
-- Я хочу знать: кто?! -- отец резко крутнулся на месте, махнул рукой и
выбежал из комнаты.
На
кухню.
Он
не мог
совладать
с
отчаянием. -- Как
добрым,
отдельную
квартиру
дали!..
--
вовсе уже бессмысленно
кричал он
оттуда. -- Нет, они начинают тут... Тьфу!
-- Алька, -- приступил к
допросу
Костя,
приступил, как ему казалось,
спокойно и умно. -- Скажи мне, я один буду знать: кто?
-- Иди ты к черту! -- закричала на него заплаканная Алька. -- Не скажу!
Не ваше дело.
-- Не
наше?!
-- закричал и Костя. И
уставился
на сестру, и смолк, в
поисках сильного справедливого слова. -- А чье же? Не
наше?..
Зануды вы!..
Дуры! -- он тоже резко повер­нулся и ушел на кухню.
-- Ну, что за дуры такие!.. -- повторил
он уже
на
кухне, при отце. И
стал закуривать. -- Убивать таких...
Отец, засунув
руки в карманы брюк,
стоял у окна, оби­женно смотрел на
улицу.
-- Вырастили дочь, -- сказал он. -- Хоть беги теперь от позора... С кем
она
дружила-то?
-- опять
повысил
он голос. И повернулся
к сыну.
--
Не
знаешь?
-- Откуда я знаю?
-- "Откуда я
знаю"! Черти... Засмеют теперь, людям толь­ко дай
повод.
Эх-х!..
Они
долго молчали,
курили,
невольно
прислушиваясь к
возне
там,
в
комнате. Маленький Антон молчал.
-- Парень-то крепкий уродился, -- сказал отец страдаль­ческим голосом.
-- Ну
и пусть растет, -- невольно поддался было Костя
мирному, хоть и
горькому настроению. -- Что теперь сдела­ешь?
-- Ну,
нет!
--
взвился опять
отец.
И
вскочил, и заходил по тесной
кухне.
--
Это
они...
сильно легко жить
собрались! Черта
с два! Так
не
бывает, -- он
помолчал, еще походил немного, остановился перед сыном. -- Ты
вот
что:
когда
успо­коимся,
ты
как-нибудь подъехай
к
ней... Хитростью
как-ни­будь. Не может быть,
чтобы нельзя узнать... Что, в чужой стране, что
он?
Поумней
как-нибудь... Не кричи, а
поспо­койней. То,
се, мол,
может,
привет передать...
Да не
может ..далее 




Все страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212

На главную страницу

Жизнь в датах | Генеалогия | Энциклопедия | Публикации | Фотоархив | Сочинения | Сростки | Жалобная книга | Ссылки



Hosted by uCoz