Василий Шукшин. Рассказы


что ЕЕ как бы отодвину­ли в сторону.
Но
и
я, по
правде сказать, радости не
испы­тал -- я чувствовал, что это еще не победа,
я понимал тогда сердцем и понимаю теперь разумом: ЕЕ победить невоз­можно.
"Когда я проходил мимо женщины-вахтера, я услышал ее недоброе обещание:
"Я тебе
это запомню". И сказано это было
с такой
проникновенной злобой, с
такой глубокой, с
такой истинной злобой!..
Тут со
мной что-то
случилось:
меня стало мелко всего трясти..."
Это
правда.
Не
знаю,
что такое там
со
мной случилось, но я
вдруг
почувствовал: что -- все, конец. Какой "конец", чему "конец" -- не пойму, не
знаю
и теперь, но предчувст­вие какого-то очень простого, тупого конца было
отчетли­вое.
Не
смерть
же,
в
самом
деле,
я
почувствовал
--
не
ее
при­ближение, но какой-то КОНЕЦ... Я тогда повернулся к НЕЙ и сказал: "Ты же
не
человек".
Вот
-- смотрел же я на НЕЕ!
-- а лица не
помню. Мне
тогда
показалось, что
я
ска­зал --
гулко, мощно,
показалось,
что
я
чуть
не
опрокинул ЕЕ этими словами. Мне
на миг самому сделалось страшно, я поскорей
отвернулся и
побежал
догонять своих
на лестни­це. "О-о!..
-- думал я про
себя. -- А вот -- пусть!.. А то толь­ко и
знают, что
грозят!" Но тревога в
душе осталась, смут­ная какая-то
жуть... И правая рука дергалась -- не вся,
а большой палец, у меня это бывает.
"Я никак не мог
потом успокоиться в течение всего
дня. Я просил жену,
пока
она находилась
со
мной, чтобы она взяла такси -- и я уехал бы отсюда
прямо сейчас. Страшно и про­тивно стало жить, не могу собрать воедино мысли,
не могу
до­казать себе, что это --
мелочь. Рука
трясется, душа трясет­ся,
думаю: "Да отчего
же такая сознательная, такая в нас
осмысленная злость-то
?"
При этом
-- не хочет видеть, что со мной
маленькие
дети, у них
глаза
распахнулись от ужаса,
что "на их папу кричат", а я ничего не могу сделать.
Это ужасно, я и хочу сейчас, чтобы вот эта-то мысль стала
бы понятной: жить
же противно, жить неохота, когда мы такие.
Вечером того же дня (в шесть часов вечера) ко мне
прие­хали из Вологды
писатель
В. Белов и секретарь Вологодско­го
отделения Союза писателей поэт
В. Коротаев. Я знал
об их
приезде (встреча эта
деловая), поэтому
заранее
попросил
моего
лечащего врача
оставить пропуск на них. В шесть ча­сов они
приехали -- она не пускает. Я опять вышел... Она там зло орет на них. Я тоже
зло
стал
говорить, что
--
есть же пропуск!..
Вот
тут-то
мы
все
трое
получили..."
В вестибюле в
то время было еще двое
служителей -- ОНА, видно, давала
им урок "обращения", они с интересом смотрели. Это было, наверно, зрелище. Я
хотел рвать
на
се­бе
больничную
пижаму, но почему-то не рвал,
а
только
ис­терично и как-то неубедительно выкрикивал,
показывая ку­да-то рукой: "Да
есть же
пропуск!..
Пропуск же!.." ОНА,
подбоченившись,
с
удовольствием,
гордо, презрительно -- и
все же лица не помню,
а помню, что презрительно и
гор­до
--
тоже кричала: "Пропуск
здесь -- я!" Вот уж мы беси­лись-то!.. И
ведь
мы,
все
трое, --
немолодые люди, повида­ли
всякое,
но как
же
мы
суетились,
господи!
А
она
кричала:
"А то -- побежа-али!..
К
дежурному
вра-чу-у!..
-- это
ОНА мне. -- Я побегаю! Побегаю тут!.. Марш на место! --
это ..далее 




Все страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212

На главную страницу

Жизнь в датах | Генеалогия | Энциклопедия | Публикации | Фотоархив | Сочинения | Сростки | Жалобная книга | Ссылки



Hosted by uCoz