Василий Шукшин. Рассказы


быть,
чтобы нельзя
было
узнать!
Я
его
приведу, подлеца,
и -- носом
в пеленки, как
кота: вот
теперь твое
место
здесь, здесь... Гады
золотушные.
Ишь, научились как!..
Прямо
не жизнь, а
малина. Ну, нет!..
-- Да что
нет-то? Что
нет-то?
-- рассердился вдруг Костя на отца. --
Что сделаешь-то?
-- Что сделаю? Приведу и поселю здесь жить: вот тебе, друг ситный, твоя
семья: жена и сын.
-- А он пошлет тебя... И все. И ничего ты не сделаешь.
Отец строго уставился на сына... Но, видно,
и сам тоже подумал: а что,
действительно, тут сделаешь?
-- Сде-елаем,
-- сказал он обещающе,
но развивать эту мысль дальше не
стал,
-- нечего развивать, вот и
не
стал. Сел,
закурил
опять.
Курил
и
смотрел в пол безнадежно. Пальцы рук его чуть тряслись.
Косте стало жалко отца. Ничего
он не сделает, подумал он. Что он может
сделать? Покричит-покричит,
а
будет
все
как есть.
Но если
пожилой отец
ничего
не
может сделать,
тут же подумал Костя, то
мне-то
грех оставлять
беззащитными сестру и племянника. Это уж... извините.
И
решил Костя: не
надо
кричать,
не
надо суетиться, на­до спокойно,
железной
рукой
восстановить справедливость.
Эти волосатики,
правда
что,
собрались
легко
жить
(поче­му-то
он
был
уверен,
что
отец
Антона
--
какой-нибудь
из
этих, каких
он часто
видел во
дворе с гитарой)!
Самого
Кос­тю как-то миновало это поветрие -- трясти космами и до одури бренчать на
гитаре, он спокойно презирал
обтянутых парней, сторонился и
следил только,
чтобы
у него
с
ними не случилось
драки:
волосатики ходили
стадом
и не
стыдились бить кучей одного.
Костя решил, что он все равно узнает, кто отец
Антона. А там уж
видно
будет, что делать.
И Костя узнал.
Дня через
три, когда все малость успокоились, он
поти­хоньку
перерыл
сумочки
сестры,
карманы
ее
пальто
и курто­чек --
и
нашел, что
искал:
записную
книжку.
В
книжке
--
номера телефонов.
Костя стал
внимательно
изучать эти но­мера. Тут были телефоны подружек, рабочие телефоны
(Алевтина
работала на почте), телефоны каких-то тетей...
Но того, что было
нужно, не
было. Тогда Костя набрал телефон первой попавшейся подружки Алевтины.
Светы
ка­кой-то...
-- Света? -- спросил он вежливо.
-- Да-а, -- пропел ему в ухо голосок. -- Кто это?
-- Света, это брат Алкин... Слушай сюда, у нас же это... прибавление...
Света молчала.
-- Знаешь, да? -- продолжал Костя игриво.
-- Да, -- сказал в ухо голосок. -- Знаю.
-- А чего же он не звонит? А?
-- Кто, Игорь?
-- Да, Игорь-то. Чего он?
--
Но они
же...
--
Света,
видно
как,
спохватилась,
помол­чала и
сказала: -- Я не знаю.
-- Что "не знаю"? Чего ты хотела сказать?
-- Не знаю...
-- А кто он, этот Игорь?
-- Не знаю.
Все, теперь она не с лезет со своего "не
знаю". Ну, хватит и того, что
успела сказать.
-- Что же вы такие, Света? -- спросил Костя как можно спокойнее. И сжал
трубку, аж пальцы побелели.
-- Какие? -- удивилась Света.
-- Да лахудры-то такие... Что, совсем, что ли, дуры пол­ные?
Света положила трубку.
Игорек... Ну, держись, Игорек... Собака!
Костя походил
возле телефона-автомата... Как умней по­вести дело? Надо
же этого Игорька еще добыть!
"Э! -- догадался ..далее 




Все страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212

На главную страницу

Жизнь в датах | Генеалогия | Энциклопедия | Публикации | Фотоархив | Сочинения | Сростки | Жалобная книга | Ссылки



Hosted by uCoz