Василий Шукшин. Рассказы


крутили
Ваньку,
мяли,
давили на живот, хлопали по спине... Пого­ворили
о
чем-то между собой и сказали Ваньке:
-- Поедешь в городскую больницу?
-- Зачем? -- не понял Ванька.
-- Лежать.
Также
лежать, как здесь
лежишь. Вот...
Сергей Николаевич
лечить будет.
Ванька согласился.
В
горбольнице
его
устроили
хорошо.
Его
там
стали
назы­вать
"тематический больной".
-- А где тематический больной-то? -- спрашивала сестра.
-- Курит, наверно, в уборной,
--
отвечали соседи Ванькины. -- Где
же
еще.
-- Опять курит? Что с ним делать, с этим тематиче­ским...
Ваньке что-то не очень
нравилось в горбольнице. Все рас­сказал соседям
по палате, что с ним случалось в жизни: как
у него в прошлом году шоферские
права хотели отнять, как один раз тонул с машиной...
-- Лед впереди уже о так
от горбатится -- горкой... Я от­крыл
дверцу,
придавил
газку. Вдруг
--
вниз
поехал!.. --
Ванька,
когда рассказывает,
торопится, размахивает ру­ками, перескакивает с
одного
на
другое. --
Ну,
поехал!..
Натурально, как с горки! Вода -- хлобысь мне в ветровое стекло! А
дверку льдиной шваркнуло и заклинило. И я, на­турально, иду ко дну, а дверку
не могу открыть. А сам уже плаваю в кабине. Тогда я другую нашарил, вылез из
каби­ны-то и начинаю осматриваться...
--
Ты
прямо,
как
это...
как
в
баню
попал:
"вылез,
начи­наю
осматриваться". Меньше ври-то.
Ванька на своей кровати выпучил честные глаза.
--
Я
вру?! --
некоторое время
он даже слов
больше не
на­ходил. --
Хот... Да ты что? Как же я врать стану! Хот...
И верно, посмотришь на Ваньку --
и понятно станет, что
он, пожалуй, и
врать-то не умеет. Это ведь тоже -- уметь надо.
-- Ну, ну? Дальше, Вань. Не обращай внимания.
-- Я, значит, смотрю вверх --
вижу:
дыра
такая
голубая,
это куда я
провалился... Я туда погреб.
-- Да сколько ж ты под водой-то был?
-- А
я откуда знаю? Небось недолго, это
я рассказываю долго.
Да
еще
перебивают...
-- Ну, ну?
-- Ну, вылез... Ко мне уже бегут. Завели в первую избу...
-- Сразу -- водки?
--
Одеколоном
сперва
оттерли...
Я
целую
неделю
потом
"красной
гвоздикой" вонял. Потом уж за водкой сбегали.
...Ванька
и не заметил, как наладился тосковать. Стоял
часами у окна,
смотрел,
как живет чужая
его
уму и
сердцу улица.
Странно
живет: шумит,
кричит,
а никто друг друга не слышит. Все торопятся, но оттого, что
сверху
все
люди
оди­наковы,
кажется,
что
они
никуда
не
убегают:
какой-то
за­гадочный бег на месте. И Ванька
скоро привык скользить взглядом по улице
-- по людям, по машинам...
Еще пройдет, надламываясь в талии,
какая-нибудь
фифочка
в
короткой
юбке,
Ванька
проводит
ее
взглядом. А
так
--
все
одинаково. К Ваньке подступила тоска. Он чувствовал себя одиноко.
И каково же
было его удивление,
радость, когда
он в этом
мире внизу
вдруг увидел свою мать... Пробирается
че­рез улицу, оглядывается -- боится.
Ах, родная ты, родная! Вот догадалась-то.
--
Мама идет! --
закричал он
всем в палате
радостно. Так
это
было
неожиданно,
так
она
вольно
вскрикнула, ..далее 




Все страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212

На главную страницу

Жизнь в датах | Генеалогия | Энциклопедия | Публикации | Фотоархив | Сочинения | Сростки | Жалобная книга | Ссылки



Hosted by uCoz