Василий Шукшин. Рассказы


избенку купили. Свой-то дом
в
Буланихе
я продала.
Когда дочь-то замуж-то вышла, продала. Кресто­вый
дом
был, сто
лет ишо простоит. Продала, што
сделаешь. Им на капиратив надо,
а
где взять? Он с армии демобили­зовался, зять-то, моя тоже -- техникум только
закончила. Давай, мол, мама, продадим дом. А тебе, мол, потом ку­пим, если с
нами жить не захочешь. Вот и жила,
ребятишек
вынянчила, а потом уж -- нет,
давайте, говорю, покупайте мне
хоть маленькую
избушку. Не могу в городе, с
души во­ротит. Ну
помялись,
помялись, нашли денег на
избу.
В Буланихе-то
постройки
дорогие,
здесь подешевле,
вот
я
здесь и
оказалась.
Оно
бы,
конешно, так-то... на старости-то лет... в тепле бы пожить... Не мешало бы.
Старик Глухов знал, что
разговор
у старух состоится,
но какой --
не
ведал. На всякий случай он надел новый пиджак, прихватил бутылочку
наливки,
туесок меду и пошел к Ма­лышевой.
Пришел... Поздоровался.
Смутился чего-то,
поставил
на
стол бутылку,
туесок... Полез за кисетом.
--
Ты
погоди с
бутылкой-то,
погоди,
--
сказала
Малышиха.
--
Не
торопись.
У старика упало сердце. А он
уж крепко настроился на со­вместную жизнь
с Отавиной, все продумал -- выходило все хорошо. Что же?
--
Выслушала я вас обоих... Конечно,
эта ваша личная жизнь, вы можете
сходиться... Люди с
ума сходят, и то
ни­чего. Но хочу все же вас спросить:
как
вам
не совестно? А? --
Малышева бросала эти слова
в
лицо
Глухову и
Отавиной. С какой-то необъяснимой жестокостью, от всего сердца, на­болевшего
тайной
какой-то
болью, бросала.
Бросала
и бро­сала, как ни
краснели, ни
вертелись на месте, как ни стра­дали
эти, потерявшие всякую совесть жених и
невеста. -- Как же вы после этого на
белый свет глядеть
будете? А? Да люди
всю жизнь живут одинокие... Я всю жизнь живу одино­кая, с
двадцати трех лет
одинокая...
А что, ко мне
не свата­лись? Сватались. Не ходили по ночам, не
стучали
в
окошко?
Ходили.
Стучали.
Ты,
Глухов,
не
приходил ко
мне в
сельсо­вет, не
говорил, что жить без меня не
можешь? Не
прихо­дил? Ну-ка,
скажи.
Глухов готов был сквозь землю провалиться.
-- Я по дурости...
выпимши
был, -- признался
он. -- Я не сватался...
Чего ты? Зря-то. Я, мол, в те годы, когда-то...
--
По
дурости! А теперь
он умный
стал --
в семьдесят лет
жениться
надумал. Умник. А ты-то, ты-то!.. "Посмотрю, по­думаю... в тепле пожить". Эх
ты, богомольница! Туда же... На других пальцем показываете -- грех. А
сами?
Какой
же
вы
пример
подаете
молодым!
Вы
об
этом
подумали?
Вы
свою
ответственность
перед
народом
понимаете?
--
Малышиха
постучала
сухими
костяшками пальцев по столу. -- Задума­лись вы над этим? Нет, не задумались.
Эгоисты.
Народ сил
своих
не
жалеет
--
трудится, а
вы
-- со
свадьбой
затеетесь...
на
выпивку
людей
соблазнять
и
на
легкие
отношения.
Бес­совестные.
-- Да какая свадьба?! -- воскликнул Глухов. Отавиха, та слова не
могла
вымолвить. -- Сошлись бы потихоньку, и все. Какая свадьба?
-- Совсем, как... подзаборники. Тьфу! Животный.
-- Ну, это!..
знаешь!
-- ..далее 




Все страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212

На главную страницу

Жизнь в датах | Генеалогия | Энциклопедия | Публикации | Фотоархив | Сочинения | Сростки | Жалобная книга | Ссылки



Hosted by uCoz