Василий Шукшин. Рассказы


на миг
подпрыгнули и повисли
в воздухе, как вчерашние скирды и кони -- отчего-то у
него глаза сдела­лись большие и удивленные.
-- Были?
-- Были.
Он
схватил узду...
Мы --
в разные
стороны. Дядя Ермо­лай
постоял с
уздой, бросил, сморщился болезненно
и по­шел прочь, вытирая ладошкой глаза.
Он был не очень здо­ровый.
-- Обормоты, -- говорил он на ходу. -- Не были же, не были -- и в глаза
врут
стоят. Штыбы бы вам околеть, не
до­живая
веку! Штыбы бы
вам... жены
злые попались!.. Обор­моты. В
глаза
врут стоят
-- и хоть бы что! О!..
--
дядя Ермо­лай повернулся
к
нам. -- Да ты скажи честно: испужались, можеть,
не нашли --
нет,
в
глаза смотрют и врут. Обормо­ты...
По
пять трудодней
снимаю, раз вы такие.
Днем, когда молотили, дядя Ермолай еще раз подошел к нам.
-- Гришка, Васьк... сознайтесь: не были
на точке? По пять трудодней не
сниму. Не были же?
-- Были.
Дядя Ермолай некоторое время смотрел на нас... Потом позвал с собой.
-- Идите суда...
Идите,
идите. Вот тут
вот я от дождя пря­тался,
--
показал. И посмотрел на нас с мольбой: -- А вы где же прятались?
-- А мы -- с той стороны.
-- С какой?
-- Ну, с той.
--
Да
где
же
с
той-то?!
Где с той-то?
-- он
опять стал
те­рять
терпение. -- Я
же шумел
вас, звал!..
Я ее кругом всю обошел, скирду-то. А
молонья такая
резала, что тут не то что людей, иголку на земле найдешь. Где
были-то?
-- Тут.
Дядя Ермолай из последних
сил крепился, чтоб
опять не взвиться. Опять
сморщился...
--
Ну,
ладно, ладно... Вы, можеть, боитесь, что я ругать­ся буду?
Не
буду. Только честно скажите: где ночевали? Не скину по пять трудодней... Где
ночевали?
-- На току.
-- Да
где на току-то!! -- сорвался дядя Ермолай. -- Где
на
току-то?!
Где, когда я... У-у, обормоты! -- он запекал глаза­ми -- чем бы огреть нас.
Мы убежали.
Дядя Ермолай ушел за скирду...
Опять,
наверно, всплак­нул. Он плакал,
когда ничего не мог больше.
Потом молотили. По пять трудодней он с нас не скинул.
Теперь,
много-много
лет
спустя,
когда
я бываю
дома и
прихожу
на
кладбище помянуть
покойных
родных,
я
вижу
на одном
кресте:
"Емельянов
Ермолай ...вич".
Ермолай
Григорьевич,
дядя
Ермолай.
И его тоже
поми­наю -- стою над
могилой, думаю. И дума моя
о нем -- про­стая: вечный
был труженик, добрый,
честный
человек.
Как,
впрочем, все тут, как дед мой, бабка. Простая дума.
Только додумать
я
ее не умею,
со
всеми
своими
институтами
и книжками.
Например: что был в этом, в их жизни, какой-то большой смысл? В том
именно,
как они
ее прожили. Или
-- не было никакого
смысла,
а была
одна работа,
работа... Ра­ботали да детей рожали. Видел же я
потом других людей... Вовсе
не лодырей,
нет, но...
свою жизнь они понимают ина­че. Да сам я ее понимаю
теперь иначе! Но
только когда смот­рю на эти холмики, я не знаю: кто из нас
прав,
кто умнее? Не так --
не кто
умнее, а -- кто
ближе к
Истине. И
уж
со­всем
мучительно --
до
отчаяния и
злости --
не могу понять:
а
в чем
Истина-то? Ведь это я
только так --
грамоты ради
и слегка
из трусости --
величаю ее
с заглавной буквы, а
не
знаю -- что она?
Перед кем-то хочется ..далее 




Все страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212

На главную страницу

Жизнь в датах | Генеалогия | Энциклопедия | Публикации | Фотоархив | Сочинения | Сростки | Жалобная книга | Ссылки



Hosted by uCoz