Василий Шукшин. Рассказы


-- Вам к кому?
-- К Байкалову Игнату.
-- У них репетиция идет.
-- Ну и что?
-- Репетиция!.. Как что? -- Вахтер вознамерился не пускать.
--
Да пошли вы! -- обозлился Максим, легко отстранил старика
и прошел
внутрь.
Прошел пустым, гулким залом.
На арене посредине
стоял здоровенный дядя, а на нем
-- одна на другой
-- изящные, как куколки, молодые женщины.
Максим подошел к человеку который бросал в стороны тарелки.
-- Как бы мне Байкалова тут найти?
Человек поймал все тарелки.
-- Что?
-- Мне Байкалова надо найти.
-- На втором этаже. А зачем?
-- Так... Он земляк мой.
-- Вон по той
лестнице --
вверх. -- Человек снова запус­тил тарелки в
воздух.
Игнатий боролся с каким-то монголом. Монгол был уст­рашающих размеров.
-- Игнат! -- позвал Максим.
Игнатий слез с монгола.
-- Максим!.. Здорово, -- Игнатий был потный, разгоря­ченный борьбой. --
Ты как здесь? -- Он погладил рукой бок.
-- Намял он тебе?
-- Вот именно -- намял. Здоровый буйвол, а бороться не умеет.
-- Неужели ты его одолеешь?
-- Хошь, покажу.
-- Не
надо. Я к тебе по делу, Игнат. У меня
мать захвора­ла -- письмо
получил.
Надо змеиного
яда достать...
Весь го­род
обошел -- нигде
нету.
Может, у тебя какие знакомые есть?.. Может, врач какой-нибудь...
Игнатий задумался.
-- Черт его знает... трудно сейчас сказать. Если бы рань­ше пришел. Я ж
завтра уезжаю. Домой ведь еду!
-- Домой?
-- Но!
-- В отпуск, что ли?
-- Но.
Максим с тоскливой завистью посмотрел на земляка.
-- Хорошо.
-- Я попробую сегодня спросить у одних. Раньше бы надо...
-- Раньше-то он не нужен был.
--
Я понимаю.
В
общем, я
схожу туда сегодня,
спрошу. Но не обещаю,
Максим.
Максим кивнул головой.
-- Ладно, работай. Пойду еще куда-нибудь.
Игнатию стало отчего-то неловко.
-- Я схожу, Максим. Может, достану.
-- Ты надолго домой?
-- На пару недель. А потом -- в Гагры.
-- Зайди там к матери... Скажи: пришлю лекарство. Зайди.
-- Конечно! Ты не унывай особо-то. Может, достанем се­годня.
-- Ничего. Привет своим передавай. Сколько не был?
-- Лет пять уже.
-- А я два года. Изменилось, наверно, там все...
-- Да.
-- Ну, работай.
Максим вышел
из цирка и так же решительно, как шел от двадцать седьмой
аптеки, пошел снова туда. Подошел к старичку аптекарю.
-- Я к вашему начальнику пройду.
-- Пожалуйста,
--
любезно сказал аптекарь. --
Вон в ту дверь. Он как
раз там.
Максим пошел к начальнику.
В кабинете заведующего
никого
не
было. Была
еще одна дверь.
Максим
толкнулся в нее и ударил кого-то по спине.
-- Сейчас, -- сказали за дверью.
Максим сел на стул и решил без змеиного яда не уходить. Вошел низенький
человек
с
усами,
с
гладко выбритыми -- до
сияния -- жирненькими щеками,
опрятный, полненький, лет сорока.
-- Что у вас?
--
Вот. -- Максим
протянул ему рецепт. Сердце вдруг так заколотилось,
что стало больно в груди. Заведующий повертел в руках рецепт.
-- Не понимаю...
-- Мне такое лекарство надо. -- Максим поморщился -- сердце выбрыкивало
нешуточным образом.
-- У нас его нет.
-- А мне надо.
У меня
мать помирает. -- Максим смотрел на заведующего
не мигая: чувствовал, как глаза наполняются слезами.
-- Но если нет, что же я могу сделать?
-- А мне надо. Я не уйду отсюда, понял? Я вас всех нена­вижу, гадов!
Заведующий улыбнулся.
-- Это уже
серьезнее. Придется найти. -- Он сел к теле­фону и, набирая
номер, с
любопытством поглядывал на Мак­сима. Максим успел вытереть глаза и
смотрел в окно. Ему стало стыдно, он жалел, что сказал последнюю фразу.
-- Алле!
-- заговорил
заведующий.
-- Петрович?
Здоров. Я
это,
да.
Слушай, у тебя нет... -- Тут он сказал какое-то не­понятное слово. -- Нет?
У Максима сдавило сердце.
--
Да нужно тут... пареньку
одному... Посмотри, посмот­ри...
Славный
парень, хочется помочь.
Максим впился глазами в
лицо заведующего. Заведую­щий беспечно вытянул
губы трубочкой -- ждал.
-- Да? Хорошо, тогда я подошлю его... Как дела-то? Мгм... Слушай, а что
ты скажешь... А? Да что ты? Да ну?..
Пошел какой-то непонятный треп:
кто-то заворовался,
кого-то
сняли
и
хотят судить. Максим смотрел в пол, чувст­вовал, что плачет, и ничего не мог
сделать
--
плакал.
Он очень
устал за
эти два
дня. Он молил Бога, чтобы
заведую­щий
подольше
говорил, --
может, к
тому
времени
он
пере­станет
плакать,
а
то хоть сквозь землю
проваливайся
со сты­да.
А
если
сейчас




Все страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212

На главную страницу

Жизнь в датах | Генеалогия | Энциклопедия | Публикации | Фотоархив | Сочинения | Сростки | Жалобная книга | Ссылки



Hosted by uCoz