Василий Шукшин. Рассказы


она
отказалась
назвать, а узнавать теперь, зад­ним числом, я как-то по-человечески не могу,
ибо не считаю это свое объяснение неким "заявлением"
и не жду, и не тре­бую
никаких оргвыводов по отношению к ней), который произошел у нас 2 декабря. В
11 часов утра..."
В
этом абзаце мне понравилось, во-первых, что "задним числом, я как-то
по-человечески не могу..." Вот это "по-че­ловечески"
мне очень понравилось.
Еще понравилось,
что
я
не требую
никаких "оргвыводов". Я
даже
подумал:
"Мо­жет, вообще
не писать?" Ведь получается, что я,
благород­ный
человек,
все
же -- пишу
на кого-то
что-то такое...
В
чем-то
таком
кого-то хочу
обвинить... Но
как
подумал, что
ОНА-то уже написала, так снова
взялся за
ручку. ОНА
не­бось не раздумывала!
И потом, что
значит --
обвинить? Я не
обвиняю, я объясняю, и "оргвыводов" не жду,
больше того, не требую
никаких
"оргвыводов", я же и пишу об этом.
"В 11 часов утра (в воскресенье) жена пришла ко мне
с деть­ми (шести и
семи
лет),
я
спустился по
лестнице
встретить
их, но
женщина-вахтер не
пускает их. Причем я,
спускаясь по ле­стнице,
видел
посетителей с детьми,
поэтому,
естественно, выразил недоумение -- почему она не пускает? В
ответ
услы­шал какое-то злостное -- не объяснение даже
--
ворчание: "Ходют тут!"
Мне со
стороны
умудренные
посетители
тихонько подсказали: "Да
дай ты ей
пятьдесят копеек,
и все
будет
в
порядке". Пятидесяти копеек
у
меня
не
случилось, кроме
того
(я
это
совершенно
серьезно
говорю),
я
не
умею
"давать": мне не­ловко. Я взял и
выразил сожаление по этому
поводу
вслух:
что у меня нет с собой пятидесяти копеек".
Я
помню, что в это время там, в больнице, я стал нервни­чать.
"Да
до
каких пор!.." -- подумал я.
"Женщина-вахтер тогда вообще хлопнула дверью перед
но­сом жены.
Тогда
стоявшие рядом люди
хором стали просить ее: "Да пустите
вы
жену-то, пусть
она к дежурному врачу сходит, может, их пропустят!"
Честное слово, так и
просили все... У меня там, в
больни­це, слезы на
глаза навернулись от любви и благодарности к людям. "Ну!.." -- подумал я про
вахтершу, но
от всяческих оскорблений и громких
возмущений
я удерживался,
може­те поверить. Я же актер, я понимаю... Наоборот, я сделал "фигуру полной
беспомощности" и выразил на лице боль­шое огорчение.
"После
этого
женщина-вахтер
пропустила
жену, так как
у нее же
был
пропуск, а
я, воспользовавшись открытой
дверью, вышел в вестибюль к детям,
чтобы они не оставались одни. Женщина-вахтер стала громко требовать, чтобы я
вернулся в палату..."
Тут
я
не
смогу, пожалуй,
передать, как
ОНА
требовала.
ОНА как-то
механически,
не
так
уж громко, но
на
весь вес­тибюль
повторяла,
как в
репродуктор:
"Больной, вернитесь
в
палату!
Больной,
вернитесь в палату!
Больной, я кому сказала: вернитесь
сейчас же в палату!" Народу
было полно;
все смотрели на нас.
"При этом женщина-вахтер как-то упорно, зло, гадко не хочет понять, что
я этого не
могу сделать -- уйти от
детей,
пока жена ищет дежурного врача.
Наконец она нашла дежурного врача,
и он разрешил нам войти. Женщине-вахтеру
это очень не понравилось".
О, ЕЙ это не понравилось; да: все
смотрели
на
нас и
жда­ли, чем это
кончится,
а
кончилось, ..далее 




Все страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212

На главную страницу

Жизнь в датах | Генеалогия | Энциклопедия | Публикации | Фотоархив | Сочинения | Сростки | Жалобная книга | Ссылки



Hosted by uCoz