Василий Шукшин. Рассказы


умеешь -- пе­няй на себя. Но,
кроме
всего
прочего,
должен
быть
вкус,
по­тому
что...
если
держать,
например,
две
коровы и
семна­дцать свиней --
это тоже
считается хорошо.
Должен
быть современный уровень -- во
всем. Держи,
но пока не пей:
мы на
брудершафт выпьем. Я себе кофе налью.
-- Как это? -- спросила Валя.
-- На брудершафт-то? А вот так вот берутся... Дай руку.
Вот так берут,
просовывают...
--
Владимир
Семеныч
пока­зал.
--
Так?
И
--
выпивают.
Одновременно. Мм?
--
Влади­мир Семеныч близко заглянул опять в глаза Вале.
-- Мм? -- губы его чуть дрожали от волнения.
-- Господи!.. -- сказала Валя. -- Для чего так-то?
--
Ну,
происходит...
тесное
знакомство. Уже
тут... со­знаются друг
другу. Некоторый союз. Мм?
-- Да что-то мне... как-то... Давайте уж прямо выпьем.
-- Да нет, зачем же прямо-то? -- Владимир Семеныч хо­тел улыбнуться, но
губы
его свело от волнения, он только покривился.
И глотнул. -- Мм?
Зачем
прямо-то? Дело же в том, что тут образуется некоторый союз... И
скрепляется
поцелуем. Я
же не
в
Карачарове
это
узнал, --
Владимир
Се­меныч
опять
глотнул. -- Мм?
-- Да ведь неспособно так пить-то!
-- Да почему же неспособно?! -- Владимир Семеныч
придвинулся ближе, но
у него это
вышло неловко, он
рас­плескал кофе из
чашечки.
--
Вовсе даже
способно. Почему неспособно-то? Поехали. Музыка такая играет... даже жал­ко.
Неужели у тебя не волнуется сердце? Не волнуется?
--
Да
бог
ее знает... --
Вале
было
ужасно
стыдно,
но она хотела
преодолеть
этот стыд --
чтобы
наладился
этот
со­временный
уровень, она
хотела, чтобы
уж он
наладился,
черт с ним совсем, ничего не
поделаешь --
везде его требу­ют. -- Волнуется, вообще-то. А зачем говорить-то про это?
-- Да об
этом
целые
тома
пишут! -- воскликнул
ободрен­ный Владимир
Семеныч.
--
Поэмы
целые пишут! В
чем
де­ло? Ну?
Ну?.. А то
шампанское
выдыхается.
-- Да давай прямо выпьем! -- сказала Валя
сердито. Ни­как она не могла
развязаться. -- Какого дьявола будем косо­бочиться?
-- Но образуется же два кольца... --
Владимир Семеныч растерялся от ее
сердитого голоса. -- Зачем же ломать традицию? Музыка
такая играет... Мы ее
потом еще разок за­ведем. Мм?
-- Да не мычи ты, ну тя к черту! -- вконец чего-то обозли­лась Валя. --
Со своей музыкой... Не буду я
так пить. Ото­двинься. Трясется сидит, как...
-- Валя сама отодвинулась. И поставила фужер на стол.
--
Выйди отсюда, -- негромко, зло сказал Владимир Се­меныч. -- Корова.
Дура.
Валя не
удивилась такой
чудовищной перемене. Встала
и пошла надевать
плащ. Когда одевалась, посмотрела на Владимира Семеныча.
-- Корова, -- еще сказал Владимир Семеныч.
-- Ну-ка!..
--
строго сказала
Валя. --
А то
я те пообзываюсь
тут!
Сам-то... слюнтяй.
Владимир Семеныч
резко
встал... Валя поспешно вышаг­нула из квартиры.
Да
так
крепко
саданула дверью, что от стены
над косяком
отвалился кусок
штукатурки и неслыш­но упал на красный коврик.
-- Корова, -- еще раз сказал Владимир Семеныч. И стал убирать со стола.
После
этого Владимир Семеныч
долго
ни
с
кем не знако­мился.
Потом
познакомился с одной... С Изольдой Вик­торовной. Изольда Викторовна покупала
дешевенький
гар­нитур,
и Владимир
Семеныч
познакомился с
ней.
Она тоже
разошлась ..далее 




Все страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212

На главную страницу

Жизнь в датах | Генеалогия | Энциклопедия | Публикации | Фотоархив | Сочинения | Сростки | Жалобная книга | Ссылки



Hosted by uCoz