Василий Шукшин. Рассказы


полез в воду. А
отец пошел ниже по реке, куда выплывал Васька. Когда Васька
вышел
на берег, они о
чем-то негромко и
горячо заговорили. Отец доказывал
свое, даже прижимал к груди руки, Васька бубнил свое. Когда Игнатий доплыл к
ним, они замолчали.
Игнатий вылез из воды и задумчиво стал смотреть на да­лекие синие горы,
на многочисленные острова.
-- Катунь-матушка, -- негромко сказал он.
Васька и отец тоже посмотрели на реку.
На той стороне, на берегу, сидела на корточках баба с вы­соко задранной
юбкой,
колотила вальком по
белью,
ослепи­тельно
белели
ее тупые круглые
коленки.
-- Юбку-то спусти маленько, эй! -- крикнул старик.
Баба подняла голову,
посмотрела на Байкаловых
и
про­должала колотить
вальком по белью.
-- Вот халда! -- с восхищением сказал старик. -- Хоть бы хны ей.
Братья стали одеваться.
Хмель у Игнатия прошел. Ему что-то грустно стало.
-- Чего ты такой? -- спросил Васька, у
которого, наоборот,
было очень
хорошее настроение.
-- Не знаю. Так просто.
--
Не
допил, поэтому,
-- пояснил
старик.
--
Ни
два,
ни
полтора
получилось.
-- Черт его знает! Не обращайте внимания. Давайте поси­дим, покурим...
Сели
на теплые камни. Долго молчали, глядя на быстротекущие волны. Они
лопотали у берега что-то свое, торопи­лись.
Солнце
село
на
той
стороне,
за
островами.
Было
тихо.
Только
всплескивали
волны, кипела река да удары валька по мокрому белью -- гулкие,
смачные -- разносились над ре­кой.
Трое смотрели на родную реку, думали каждый свое.
Игнатий присмирел. Перестал хохотать, не басил.
-- Что, Вася? -- негромко спросил он.
-- Ничего. -- Васька бросил камешек в воду.
-- Все пашешь?
-- Пашем.
Игнатий тоже бросил в воду камень. Помолчали.
-- Жена у тебя хорошая, -- сказал Васька. -- Красивая.
-- Да? -- Игнатий оживился, с любопытством, весело по­смотрел на брата.
Сказал неопределенно: -- Ничего. Тяте вон не нравится.
-- Я не сказал, что не нравится, чего ты зря?
-- Старик неодобрительно
посмотрел на Игнатия. -- Хорошая женщина. Только, я считаю, шибко фартовая.
Игнатий захохотал.
-- А ты знаешь, что такое фартовая-то?
Отец отвернулся
к
реке,
долго молчал -- обиделся. Потом повернулся к
Ваське и сказал сердито:
-- Зря ты не поборолся с ним.
-- Вот привязался! -- удивился Васька. -- Ты что?
-- Заело что-то тятю, -- сказал Игнатий, -- что-то не нра­вится ему.
-- Что мне не нравится? -- повернулся к нему отец.
-- Не знаю. На душе у тебя что-то не так, я же вижу.
-- Ну и видь! Ты шибко умный стал, прямо спасу нет.
Все ты видишь, все
понимаешь!
-- Будет вам! -- сказал Васька. -- Чего взялись? Нашли время.
--
Да ну его! --
Отец
засморкался и
полез
за
кисетом. -- Приехал,
расхвастался тут, подарков навез... подумаешь!
-- Тять, да ты что в самом деле?!
Игнатий даже привстал от удивления. Васька незаметно толкнул его в
бок
-- не
лезь. Игнатий сел и вопросительно посмотрел на Ваську. Тот
поднялся,
отряхнул песок со шта­нов, посмотрел на отца.
-- Пошли? Тять...
-- У тебя деньги есть? -- спросил тот.
-- Есть. Пошли...
Старик
поднялся
и,
не
оглядываясь, пошел первым по тропе, ведущей к
огородам.
-- Чего он? -- Игнатия не на шутку встревожило настро­ение отца.
--
Так...
Ждал
тебя
долго.
Сейчас
пройдет.
Песню
спой
с
ним
какую-нибудь. -- Васька улыбнулся.
-- Какую песню? Я их перезабыл все. А ты поешь с ним песни?
-- Да я ж шутейно. Я сам не знаю, чего он... Пройдет.
Опять шли по огородам друг за
другом, молчали. Игна­тий
шел за отцом,
смотрел на его сутулую
спину и
думал
по­чему-то о том, что правое плечо у
отца ниже левого, -- рань­ше он не замечал этого.
OCR: 2001 Электронная библиотека Алексея Снежинского

Первое знакомство с городом
Перед самой войной повез нас отчим в город Б. Это -- ближайший от
нас,
весь почти деревянный, бывший купе­ческий, ровный и грязный.
Как
горько
мне было
уезжать! Я
невзлюбил отчима
и, хоть
не помнил
родного отца, думал: будь он
с нами,
тятя-то, никуда бы мы не засобирались
ехать. Назло отчиму
(теперь знаю: это был человек редкого сердца -- добрый,
любящий...
Будучи
холостым
парнем, он взял маму с двумя детьми),
так вот
назло
отчиму, папке назло -- чтобы он разозлился и при­шел в отчаяние, -- я
свернул огромную папиросу, зашел
в
уборную и стал
"смолить" -- курить. Из
уборной из всех
ще­лей повалил дым. Папка увидел... Он никогда не бил меня,
но ..далее 




Все страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212

На главную страницу

Жизнь в датах | Генеалогия | Энциклопедия | Публикации | Фотоархив | Сочинения | Сростки | Жалобная книга | Ссылки



Hosted by uCoz