Василий Шукшин. Рассказы


взяла.
Он
теперь отчетливо знал: правда его, а ложь, лохматая, бессовестная, поднялась
и
рычит.
И
вот -- быва­ли мгновения, когда
Генка с
радостным изумлением
убеж­дался,
что
плохо знает себя
(он
про
себя
думал,
что
безна­дежно
трусоват), -- вот он, проглотив испуг, спокойно,
смело
посмотрел
в
глаза
крайне обозленного человека. По­смотрел и крепко, и насмешливо сказал:
-- Раб
божий...
да ты
прямо как с цепи сорвался. Чего ты?
Господь с
тобой,
батюшка,
опомнись. Что я такого сказал? Сказал, что
бывают случаи,
когда баптисты,
например,
сбивают
с толку... У них
-- тоже Христос, -- и
слова Генкины наливались
покоем, силой. Он чувствовал, как он убеди­телен и
правдив. И смелел больше, и пошел
добирать всю
правду, до дна. -- Но
ведь
нет же ни баптизма,
ни нормаль­ного христианства -- это же ложь, у тебя-то.
Ложь! Дядя Гриша, милый,
ну зачем же ложь-то? Ведь ты же мужик, крестьянин,
труженик,
ну
зачем же
ложь-то? -- Генка
по­чувствовал, что к глазам
его
подступают слезы.
Но это не остановило
его, а даже как-то
придало
силы и
совсем
рас­ковало на желанную,
злую правду,
на святую
правду, на большую
правду. Даже дядя Гриша
оторопел и слушал.
Ред­костное вырывалось из груди
Генкиной -- нечто дорогое, свободное, наболевшее. -- Как же жить-то,
люди?!
-- Ген­ка скривился, заплакал... Но он не злился на слезы, они только мешали
ему, он их
торопливо
смахивал ладошкой. -- Как же
нам
жить-то?! Когда --
раз, и соврал, ничего не
сто­ит! А? -- Генка встал, потому что сидеть стало
тесно, душ­но. -- Ты меня упрекаешь...
все упрекают: зачем институт бросил?
Не
хочу врать! Раз я не чувствую, что мне это поза­рез нужно, что же я буду
притворяться-то? Мне
без дипло­ма тоже интересно
жить. Но почему же... Эх!
Взял,
выдумал:
верю.
В
кого?! За-че-ем?
Всю жизнь
под
конец
опозорил
враньем... Да зачем тебе это надо-то? Убей, не пойму: зачем? И
почему... Да
взял вон
топор в
руки
--
и под
Быстрянский мост: грабить.
Лучше
ведь.
Безгрешнее. Ты в бога
поверил, го­воришь... А что ты с ним сделал! В горшок
его
глиняный
пре­вратил
--
щей сварить.
Ни себя не
пощадил,
ни... Вот
си­дишь,
хлопаешь
глазами -- как
про
тебя думать? Как про
всех про
нас
думать?
Врать
умеем.
Легко
умеем
врать.
Я
же
уважать
тебя не
могу,
понимаешь? Ува-жать. Не могу
-- с ду­ши
воротит. А вся твоя жизнь достойна
уважения, а...
Тьфу!
Да кого
же
мне тогда
уважать-то?! --
Генка устал.
Обессилел.
Сел.
--
Взять
и
под
занавес
все
испортить.
"Мы
--
под
на­блюдением", "каждый наш поступок..." Ведь ты же совсем не думаешь про это
про все, ты же чужие слова
молотишь. Я же думал, ты не способен
на ложь --
вообще,
зачем это мужику?
Мало
на
свете
притворных людей?
Куда
же мне
те­перь идти прикажете? К кому? Бесстыдники, вот так и дае­те пример... Ведь
так же все рухнуть может! Все -- в подпол вон, одна капуста
и останется. На
закусь. Выпьем, раб бо­жий, -- Генка налил в стаканы, качнул устало головой.
-- ..далее 




Все страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212

На главную страницу

Жизнь в датах | Генеалогия | Энциклопедия | Публикации | Фотоархив | Сочинения | Сростки | Жалобная книга | Ссылки



Hosted by uCoz