Василий Шукшин. Рассказы


институты
окончили.
Помнишь?
Приехали
с
дипломами...
Последний
разок побывать
на
ро­дине.
Нарядились, как эти... черт-те знает
кто! На мне белая какая-то заграничная
рубашка, ты зачем-то матроску напя­лил. Шли по улице
-- два
пижона. А пора
была
страдная.
Я
помню,
встретился
нам
Минька
Докучаев
на
вершнах,
ос­тановились,
поздоровались. Он
грязный весь
--
ни
глаз, ни
рожи, как
говорят, ехал в кузницу пилу от жнейки заклепы­вать. Закурили. А говорить не
о
чем. Чужие какие-то с ним стали. Помялись-помялись,
он уехал, а мы пошли
за дерев­ню
-- прощаться с местами, где когда-то копны возили, сено гребли,
телят пасли, боронили... Прямо
чуть не бегом
бежа­ли прощаться с тем,
что
нас вспоило и
вскормило. Вспомнил вот Миньку, и сейчас стыдно. Для чего
мы
так вырядились-то тогда? У людей самая пора горячая, а мы как два оглоеда...
А
тогда
--
ничего,
как так
и
надо.
Шли прощаться!
Экие,
по­нимаешь,
запорожцы за Дунаем! У
меня в кармане бутылка
белого, у
тебя -- портвейн.
Один стакан на
двоих.
Сели
у
ме­жи,
под
березками,
выпили...
И давай
хвастаться -- какие мы
умные: институты кончили, людьми стали! Я свои стихи
ду­рацкие
читал, а ты, помню, стал
даже на руки и прошелся. И
потом долго
колотил
себя в
грудь
кулаком
и доказывал: "Ты подумай:
отцы-то наши кто
были?! Кто? А мы -- инже­неры!" Еще выпили. И опять хвастались. Господи, как
хвас­тались!
Очень
уж нас распирало тогда, что мы первые из деревни высшее
образование
получили.
И
плясали-то мы с
тобой,
и
пели... А рядом
рожь
несжатая
стояла.
А
нам -- хоть
бы
что.
Я даже
в
нее бутылку порожнюю
запустил и, помню, подумал: "Будут жать жаткой, она, голенькая, заблестит на
стерне. И кто-нибудь, тот
же Минька, подумает: "Пил кто-то". Потом спали мы
с тобой. Проснулись, когда уже солнце садилось. Заграничная моя рубашка, как
в
ж...
побывала.
Го­лова
болела,
и
совестно
было.
Наорали
чего-то,
натрепались. Я помню, ты мне в глаза не смотрел, и мне тоже не хотелось. Все
это я почему-то очень хорошо помню..."
-- Коля!
-- Ну?
-- Чего ты?
-- Так... Спи.
-- Я думала, ты ушел куда.
-- Нет, спи.
"...Жена
проснулась.
Сытая
лежит,
толстая,
прости
меня
Господи,
грешного, и несет, как от
парфюмерной
фабрики.
Вот такие-то
дела,
Ваня.
Грустно мне что-то сделалось. Мо­жет, зря мы тогда радовались-то? Вот прошло
уж... сколько теперь? Лет восемнадцать? А я их как-то и не заметил. Толс­тел
год
от года. Жену упрекаю, а сам --
хоть поставь,
хоть положь, в дверь не
пролезаю.
Курорты,
понимаешь,
санато­рии...
А
жизни
как-то
не
успел
порадоваться. Дети
растут, но радости большой не доставляют, честно говоря.
Сильно уж они сейчас много знают, бойко так рассуждают про все. По-моему, мы
лучше были. Может, это
старческое
у меня,
не знаю. Ты-то как? Написал
бы
когда. А то так вот хватит ин­фаркт, и все. Съехаться бы как-нибудь, а? Хоть
вспомнили
бы детство, понимаешь. Ведь есть что вспомнить! А
то -- ра­бота,
работа... Всю
жизнь работаем, а
оглянуться не
на что.
Напиши как-нибудь, ..далее 




Все страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212

На главную страницу

Жизнь в датах | Генеалогия | Энциклопедия | Публикации | Фотоархив | Сочинения | Сростки | Жалобная книга | Ссылки



Hosted by uCoz