Василий Шукшин. Рассказы


невольно
его
слушаются,
ко­гда
он,
например,
велит
переключить на
"Спокойной
ночи,
малыши". Смеется от души, потому что все там
понимает. С ним говорить,
что
колено брить -- зачем?..
Вот эти-то трое схватились решать весьма сложную про­блему. Шуму, как я
сказал, сразу получилось много.
Да, еще про Носатого... Его фамилия -- Суворов. Он крупно написал ее на
полоске плотной бумаги и прикнопил
к своей клеточке
в умывальнике. Мне это
показалось неуме­стным, и
я подписал с краешку
карандашом:
"Не
Александр
Васильевич". Возможно, я
сострил
не бог весть как, но
не­ожиданно здорово
разозлил Суворова. Он шумел в умываль­нике:
-- Кто это такой умный нашелся?!
-- А зачем вообще
надо объявлять, что эта клеточка
-- Суворова? Ни
у
кого
же
нет. Вы что, полагаете... --
пустил­ся было в длинные рассуждения
один вежливый очкарик, но Суворов скружил на него ястребом.
--
Тогда чего же мы
жалуемся,
что
у нас
в почтовом
ящи­ке
газеты
поджигают?! Сегодня -- карандаш, завтра -- нож в руки!..
-- Ну, знаете, кто взял в руки карандаш, тот...
-- Пожалуйста, можно и без ножа по очкам дать. По-мо­ему я догадываюсь,
кто это тут такой грамотный... Очкарик побледнел.
-- Кто?
-- Сказать? Может, носом ткнуть?
Мне стало больно за очкарика,
и я, как частенько я, выступил блестящим
недомерком.
-- А чего вы озверели-то? Ну, пошутил кто-то,
и из-за
этого надо
шум
поднимать.
-- За такие шутки надо...
не шум поднимать! Не шум на­до поднимать,
а
тянуть куда следует.
Дурак он. Дурак и злой.
-- ...
Как
же
ты туда повезешь волка, когда
там
коза?!
--
кричит
Суворов. -- Он же ее съест!
-- Связать, -- предлагает Курносый.
-- Кого связать?
-- Волка.
-- Нельзя, тункель!
-- А чего ты обзываешься-то? Мы предлагаем, как
выйти
из положения, а
ты...
--
Как же
тут
не
кричать,
скажи на милость?! Если вы
не понимаете
элементарных вещей...
Лобастый упорно думает.
--
Как
все покричать любят!
--
изумляется
Курносый.
-- Знаешь
--
объясни. Чего кричать-то?
-- Полные
тункели! -- удивляется
в свою очередь Суво­ров. -- Какой же
тогда
смысл в этой
задаче?
Ну
--
объяснил
я,
и все? А самим-то
можно
подумать?
--
Вот мы и
думаем. И
предлагаем
разные
варианты.
А
ты
наберись
терпения.
--
Привыкли люди, чтоб за них
думали! Сами -- в
сто­ронку,
а за них
думай!
--
Волк
капусту
не
ест, -- размышляет вслух Лобастый. -- Значит его
можно здесь оставить...
-- Ну! ну! ну! -- подталкивает Суворов.
-- Не понужай, не запрег.
-- Давай дальше! Волк капусту не ест... Правильно начал!
Серые, глубокие глаза Лобастого тихо сияют.
-- Начать -- это начать,
--
бормочет он. По-моему, он
уже сообразил,
как
надо делать. --
Говорят: помоги, госпо­ди,
подняться,
а ляжем
сами.
Значит, козу отвезли. Так?
-- Ну!
-- Плывем назад, берем капусту...
-- Ее же там коза сожрет! -- волнуется Курносый.
-- Сожрет? -- спрашивает
Лобастый, и в голосе его
чувст­вуется мощь и
ирония. -- Тада мы ее назад оттуда, раз она такая прожорливая.
-- А тут волк!
-- А мы волка -- туда. Пусть он у нас капустки опро­бует...
Суворов радостно хлопает Лобастого но спине; и
так
как мне все
время
что-нибудь
кажется,
когда
Суворов
что-ни­будь ..далее 




Все страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212

На главную страницу

Жизнь в датах | Генеалогия | Энциклопедия | Публикации | Фотоархив | Сочинения | Сростки | Жалобная книга | Ссылки



Hosted by uCoz