Василий Шукшин. Рассказы


жадности пил.
Видел,
как по ржа­вому
дну
гоняются друг за другом крохотные светлые пес­чинки.
"Как живые", -- подумал старик. С трудом поднялся, взял бутылку и пошел
к шалашу.
А там, у
шалашика, сидит на
пеньке старик в шляпе и с палочкой.
Покуривает.
-- Доброго
здоровья, -- приветствовал старик
в шляпе.
--
Увидел
--
человек, присел отдохнуть. Возражений нет?
-- Чего ж?
-- сказал Анисим. -- Давай сюда, тут все же маленько не так
жарит.
-- Жарко,
да. -- Старик в шляпе вошел тоже в шалашик, сел на траву. --
Жарковато.
"В добрых штанах-то... зеленые будут", -- подумал Анисим.
-- Хошь, садись со мной? -- пригласил он.
--
Спасибо, я поел недавно. -- Старик в шляпе внима­тельно смотрел
на
Анисима, так что тому даже не по себе ста­ло. -- Косишь?
-- Надо. Нездешний, видно?
-- Здешний.
Анисим глянул на гостя и ничего не сказал.
-- Не похож?
-- Пошто? Теперь всякие бывают. -- Анисим захрумкал огурцом... И уловил
взгляд
гостя:
тот
смотрел
на нехитрую
крестьянскую
снедь на
тряпочке.
"Хочет, наверно".
-- Подсаживайся, -- еще раз сказал он.
-- Ешь, тебе еще полдня работать. Робить.
-- Да хватит тут!
Городской старик снял шляпу,
обнаружив
блестящую лысину, придвинулся,
взял огурец, отломил хлеба.
-- У тебя газеты нету? -- спросил Анисим.
-- Зачем? -- удивился гость.
-- Иззеленишь штаны-то. Штаны-то добрые.
-- А-а... Да шут с ними. Ax, огурцы!..
-- Што?
-- Объеденье!
-- Здешний, говоришь... Откуда?
-- Тут близко...
Не верилось Анисиму, что гость из этих мест -- непохоже действительно.
-- Сейчас-то я не здесь живу. Родом отсюда.
-- А-а. Погостить?
-- Побывать надо на родине... Помирать скоро. Ты из какой деревни-то?
-- Лебяжье. Вот по этой дороге...
-- Один со старухой живешь?
-- Ага.
-- Дети-то есть?
-- Есть. Трое. Да двоих на войне убило.
-- Где эти трое-то? В городе?
-- Один
в городе, Колька. А девахи
замужем...
Одна в
Чебурлаке,
за
бригадиром
колхозным, другая
--
та
подальше.
-- Не сказал,
что
другая
замужем не за русским. -- Была Нин­ка-то по весне. Ребятишки большие уж.
-- А Колька-то в каком городе?
-- Да он -- и в городе, и не в городе: работа у его какая-то непутевая,
вечно ездит: железо ищет.
-- А какой город-то?
-- В Ленинграде. Пишет
нам, деньги присылает... Так-то
хорошо
живет.
Хочет тоже приехать, да все не выберется. Может, приедет.
Городской старик отпил немного молока, вытер платком губы.
-- Спасибо. Хорошо поел.
-- Не за што.
-- Косить пойдешь?
-- Нет, обожну маленько. Пусть свалится маленько.
-- Колька-то с какого года? -- спросил еще гость.
--
С
двадцатого.
--
Тут
только
Анисим
подумал:
"А
чего
это он
выспрашивает-то все?" Посмотрел на гостя.
Тот невесело как-то, но и не так чтобы уж совсем печаль­но усмехнулся.
-- Вот так, земляк, -- сказал.
"Чудной какой-то, -- подумал Анисим. -- Старый -- чу­дить-то".
-- Здоровьем-то как? -- все пытал городской.
-- Бог милует пока... Голова болит. У нас
полдеревни го­ловами маются,
молодые даже.
-- Из родных-то есть кто-нибудь? Братья, сестры...
-- Нет, давно уж...
-- Умерли?
-- Сестры умерли, брат ишо с той войны не пришел.
-- Погиб?
-- Знамо. Пошто с войны не приходют?
Городской закурил. Синяя слоистая
струйка дыма
потя­нулась к
выходу.
Здесь, в шалаше, в зеленоватой тени, она была отчетливо видна, а
на светлой
воле сразу
куда-то дева­лась, хоть
ветерка
-- ни
малого
дуновения -- не
было.
Звене­ли кузнечики;
посвистывали, шныряя в кустах, птахи; роня­ли на
теплую грудь земли свои нескончаемые трели хохлатые умельцы.
По высокой
травинке у
входа
в шалаш взбиралась
вверх божья коровка.
Лезла упорно, бесстрашно... Старики
загля­делись на нее. Коровка долезла до
самого верха, покачалась на макушке, расправила
крылышки
и полетела как-то
боком над травами.
-- Вот и прожили мы свою жизнь, -- негромко сказал го­родской старик.
Анисим вздохнул: до
странного показалась знакомой эта фраза.
Не фраза
сама, а то, как она была сказана: так говорил отец, когда задумывался: с еле
уловимой усмешкой,
с легким удивлением. Дальше он еще сказал бы: "Мать твою
так-то". Ласково.
-- Не грустно, земляк?
-- Грусти не грусти -- што толку?
-- Што-то должно помогать человеку в такое время?
-- У тебя болит, што ль, чего?
--
Душа.
Немного.
Жалко...
не
нажился.
Не ..далее 




Все страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212

На главную страницу

Жизнь в датах | Генеалогия | Энциклопедия | Публикации | Фотоархив | Сочинения | Сростки | Жалобная книга | Ссылки



Hosted by uCoz