Василий Шукшин. Рассказы


ехидная
остервенелость бывшего
его
дружка тоже стала ему поперек горла. Но он пока молчал.
-- У тя дети-то есть? -- спросил Яковлев.
-- Есть.
--
От этой? --
Яковлев
кивнул в сторону
толстой,
серо­глазой
жены
Сергея.
-- От этой...
-- Вся радость, наверно, -- допрашивал дальше Яков­лев,
-- попыхтишь с
ней на коровьем реву, и все?
-- Ну
а там как?.. -- Сергей, видно
было, глубоко и горь­ко обиделся,
но еще терпел, еще не хотел показать это. -- Лучше?
-- Там-то?.. -- Яковлев не
сразу ответил. Зло и задумчи­во
сощурился,
закурил новую, протянул коробку "Казбека" Сергею,
но тот
отказался. -- Там
своя вонь... но уж хоть -- в нос ширяет. Хоть этой вот мертвечины нет. Пошли
выпьем!
-- Нет, -- Сергей, в свою очередь, с усмешкой смотрел на Яковлева.
Тот уловил эту усмешку, удивился.
-- Чего ты? -- спросил он.
-- Ты
все такой же, -- сказал Сергей, откровенно и нехо­рошо улыбаясь.
Он терял терпение. -- Сам воняешь ездишь по
свету, а на
других сваливаешь.
Нигде не нравится, да?
-- А тебе правится?
-- Мне нравится.
-- Ну и радуйся... со своей пучеглазой. Сколько уже на­строгали?
-- Сколько настрогали -- все
наши. Но
если
ты еще раз, падали кусок,
так
скажешь, я... могу измять твой дорогой костюм, -- глаза Сергея смотрели
зло и серьезно.
Яковлев
не
то
что
встревожился, а
как-то
встрепенулся;
ему
враз
интересно сделалось.
-- О-о, -- сказал он с облегчением. -- По-человечески хоть заговорил. А
то -- под
ру-учку идут... Дурак,
смотреть же стыдно.
Кто счас
под
ручку
ходит!
-- Ходил и буду ходить. Ты мне, что ли, указчик?
-- Вам укажешь!.. -- Яковлев
весело, снисходительно, но с любопытством
смотрел на Сергея. -- На тракторе ра­ботаешь?
-- Не твое поганое дело.
-- Дурачок...
я же с тобой беседую. Чего ты осердился-то? Бабу обидел?
Их надо живьем
закапывать,
этих подруг
жиз­ни. Гляди!.. обиделся. Любишь,
что ли?
С Яковлевым
трудно говорить:
как ты с ним ни загово­ри, он все
равно
будет
сверху --
вскрылит вверх
и оттуда разговаривает...
расспрашивает с
каким-то
особым
гадким
интересом
именно
то,
что
задело
за
больное
собеседника.
-- Люблю, -- сказал Сергей. -- А ты свою... что, закопал, что ли?
Яковлев искренне рассмеялся; он прямо ожил на глазах. Хлопнул Сергея по
плечу и сказал радостно:
--
Молоток!
Не совсем
тут отсырел!..
-- странная душа у Яковлева --
витая какая-то: он, правда, возрадовался,
что заговорили так... нервно, как
по
краешку
пошли,
он все бы и ходил
вот
так
-- по краешку. --
Нет, не
удалось
закопать:
их
закон охраняет. А
у тебя
ничего объект. Где
ты ее
на­шел-то? Глаза только... Что у ней с
глазами-то?
У ней не эта?.. болезнь
такая с глазами есть... Чего она такая пучегла­зая-то?
Сергей
по-деревенски
широко
размахнулся
--
хотел
в
лоб
угодить
Яковлеву,
но
тот увернулся, успел, Сергей уда­рил его куда-то в
плечо, не
больно.
Яковлев
этого только и ждал: ногой сильно дал Сереге
в живот, тот
скорчился... Яковлев кулаком в голову сшиб его вовсе с ног. И спокойно пошел
было
прочь
от
клуба...
Его догнали.
Он
слышал,
что
догоняют,
но
не
поворачивался до последнего мгновения, шел себе
беспечно,
даже "казбечину"
во
рту
пожевывал...
И
вдруг
побежал, но тут
же чуть
отклонился
и дал
первому, ..далее 




Все страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212

На главную страницу

Жизнь в датах | Генеалогия | Энциклопедия | Публикации | Фотоархив | Сочинения | Сростки | Жалобная книга | Ссылки



Hosted by uCoz