Василий Шукшин. Рассказы


-- Сфотографировано.
-- Что?
-- Согласен, говорю! Пирамидон.
Прохоров заискивающе посмеялся.
-- Шутник ты... (Один лишний шофер да
еще с машиной на посевной -- это
пирамидон, да еще какой!) Шутник ты, Егорыч.
-- Стараюсь. Значит, клубишко имеется?
-- Имеется, Паша. Вот такой клуб -- бывшая церковь!
-- Помолимся, -- сказал Пашка.
Оба -- Прохоров и Пашка -- засмеялись.
Так попал Павел Егорыч в Быстрянку.
Жил Пашка
у Прохорова. Быстро сдружился
с хозяйкой,
женой Прохорова,
охотно беседовал с ней вечерами.
--
Жена
должна
чувствовать!
-- утверждал
Пашка,
с
удо­вольствием
уписывая жирную лапшу с гусятиной.
--
Правильно,
Егорыч,
--
поддакивал
Ермолай,
согнув­шись пополам,
стаскивая с ноги тесный сапог. -- Что это за жена, которая не чувствует?
--
Если
я
прихожу домой,
-- продолжал Пашка,
--
так? --
усталый,
грязный
--
то-се, я должен
первым делом
видеть
энергичную
жену. Я
ей,
например: "Здорово, Маруся!" Она мне весело: "Здорово, Павлик! Ты устал?"
-- А если она сама, бедная,
наработается за день, то
отку­да же у нее
веселье возьмется? -- замечала хозяйка.
--
Все равно. А если
она грустная, кислая, я
ей говорю: пирамидон. И
меня потянет к другим. Верно, Егорыч?
-- Абсолютно! -- поддакивал Прохоров.
Хозяйка притворно сердилась и называла всех мужиков охальниками.
В клубе Пашка появился на
второй день после своего приезда.
Сдержанно
веселый,
яркий:
в
бордовой
рубахе
с
распахнутым
ворогом,
в
хромовых
сапогах-вытяжках,
в
воен­ной
новенькой
фуражке,
из-под козырька которой
русой хмелиной завивался чуб.
--
Как здесь население... ничего? -- равнодушно
спросил он
у
одного
парня,
а сам ненароком обшаривал глазами тан­цующих: хотел знать, какое
он
произвел впечатление на "местное население".
-- Ничего, -- ответил парень.
-- А ты, например, чего такой кислый?
-- А ты кто такой, чтобы допрос устраивать? -- обиделся парень.
Пашка миролюбиво оскалился:
-- Я ваш новый прокурор. Порядки приехал наводить.
-- Смотри, как бы тебе самому не навели тут.
-- Ничего. -- Пашка подмигнул парню и продолжал
рас­сматривать девушек
и ребят в зале.
Его тоже рассматривали.
Пашка
такие
моменты
любил.
Неведомое,
незнакомое,
недружелюбное
поначалу волновало его. Больше всего, ко­нечно, интересовали девки.
Танец кончился. Пары расходились по местам.
-- Что за дивчина? -- спросил Пашка
у того же
парня; он
увидел Настю
Платонову, местную красавицу.
Парень не захотел с ним разговаривать, отошел.
Заиграли вальс.
Пашка
прошел через весь
зал к Насте,
слегка
поклонился ей
и громко
сказал:
-- Предлагаю на тур вальса!
Все
подивились
изысканности
Пашки;
на
него
стали
смотреть
с
нескрываемым веселым интересом.
Настя спокойно поднялась, положила тяжелую руку на сухое Пашкино плечо;
Пашка, не мигая, ласково смотрел на девушку.
Закружились.
Настя
была несколько тяжела
в
движениях, ленива. Зато Пашка
с
ходу
начал
выделывать
такого черта, что некоторые даже
перестали
танцевать --
смотрели на него.
Он
то приотпускал от
себя
Настю, то рывком приближал к
себе
и кру­жился,
кружился... Но окончательно
он доконал публику,
когда,
отойдя несколько от
Насти,
но
не
выпуская ее
руки
из
своей,
пошел
с
приплясом. ..далее 




Все страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212

На главную страницу

Жизнь в датах | Генеалогия | Энциклопедия | Публикации | Фотоархив | Сочинения | Сростки | Жалобная книга | Ссылки



Hosted by uCoz